just_try (am1975) wrote,
just_try
am1975

Category:

О памяти и прощении

Жили-были в нашем городе мужчина и женщина. Точнее, бабушка и дедушка. Семейная пара весьма и весьма преклонного возраста. Приехали они в Германию с Украины (говорят, теперь правильно "из Украины"? Поправьте меня, ежели что не так), прожили здесь вполне счастливо лет 6, а потом бабушка умерла. А дедушка остался совсем один.Детей не нажили, родственники -только дальние и те -далеко.

Дедушка очень тяжело переживал смерть супруги, но держался. Справлялся и с готовкой, и с уборкой.Но время шло,возраст брал свое. И стало дедушке совсем тяжело. Начал он было сам уже подумывать о том, чтобы уйти в дом престарелых. Там и уход, и забота, и люди вокруг. Но дело это непростое - надо искать место, надо собрать бумаги, надо массу всего сделать.

А у дедушки того -назовем его Иван Иванович (или лучше, чтобы соблюсти историческую правду, Соломон Григорьевич)- был сосед. Точнее, соседи. Немецкая пожилая чета - назовем их Марта и Фридрих.И никогда они особо до этого не общались. Так, раскланивались при встрече, погоду иногда обсуждали (на большее у "нашего" дедушки языка не хватало), ну еще пару раз Соломон Григорьевич помог Марте поднести пакет с продуктами из магазина. Вот, собственно, и все общение.

И вот как-то поутру встречаются соседи в супермаркете за углом. И спрашивает Фридрих по -свойски, по-соседски, как, мол, у тебя, мил человек, дела? Не помочь ли чем? Наш дедуля не все конечно понял, но суть уловил и как смог, так и ответил: трудно мне одному, хочу уходить в дом престарелых. Фридрих сочувственно покивал и пошел расплачиваться за купленный кефир. На том и расстались.

А вечером в дверь к Соломону Григорьевичу позвонили. На пороге стоял сосед с супругой. Прямо на пороге, не заходя в дом, они объяснили пенсионеру, что готовы "взять над ним шефство". Дед сначала и не понял, пригласил в квартиру. Разговор затянулся на два часа. Так как с языком у старика Соломона...не того...не очень, то немцам пришлось долго подбирать слова, медленно и подробно разжевывать, о чем речь.В конце концов они поняли друг друга. Наш дедуля, тронутый до глубины души, выставил на стол банку соленых огурцов из "русского магазина" и под эти огурчки троица отпраздновала "начало новой жизни".

С тех пор Марта КАЖДЫЙ ДЕНЬ приходит к соседу, чтобы помочь приготовить еду, прибраться в маленькой квартирке, а Фридрих оказывает старику посильную "мужскую" помощь - где-чего прибить,приколотить, примус починить.Живут душа в душу. Уже второй год. Дедуля наш не нарадуется.Соседи его даже с друзьями познакомили, которые к ним в бридж играть приходят. Дед теперь свой человек в этом доме.

Дед Соломон -фронтовик. Ушел на войну мальчишкой, все лихолетье пережил на марше, в пехоте. Фридрих не воевал, но оба его брата прошли войну. Один погиб под Сталинградом. Второй - уже после войны, будучи военнопленным,сгинул где-то в бескрайней Сибири. Иногда вечерами дед Соломон достает практически истлевшие, сложенные треугольниками письма, которые писал будущей жене и старые пожелтевшие фотографии: пилотка, гимнастерка, горящие глаза. Фридрих сидит рядом, в который раз с интересом рассматривает.Пару раз приносил фотографии своих погибших братьев и их военные письма. Разговаривать особо не получается - у старого Соломона не хватает языка, но особой потребности в этом и нет. И так все ясно.




Этого деда я знаю лично. Я столкнулась с ним по работе - он позвонил с вопросом, мы долго беседовали , а потом он возьми и расскажи мне свою историю. Только очень просил ни в коем случае не упоминать ни его имени, ни имени соседей, если я буду кому-то рассказывать.Стесняется. Чего уж -не знаю. Но слово держу.

К чему я все это? Меня регулярно спрашивают о том, КАК я могу жить в Германии, после того как... ну дальше вы сами знаете. Первое время я подробно и муторно объясняла, как и почему я могу жить здесь, что и как здесь делается для того, чтобы ЭТО не повторилось,защищалась от нападок, снова объясняла. Потом надоело.Я МОГУ жить здесь. Прошлое уже не изменить, о нем надо помнить и знать, чтобы ЭТО никогда не вернулось, но живет человек настоящим.

А в настоящем есть дед Соломон, у которого каждый день - теплый и сытный обед, заботливо приготовленный Мартой, и утюг, который больше не барахлит. Его починил Фридрих.


****

Когда-то давно писала уже на эту тему: http://am1975.livejournal.com/2008/05/09/

Простите, если повторяюсь.

Tags: Германия, вопросы и ответы, маленькие выводы с большой предысторией, мои рабочие тетради, наши в городе
Subscribe

  • У человечества есть шанс

    Шли вчетвером. Начинается гроза. Жуткое свинцовое низкое небо. Тяжелые редкие пока ещё капли. И ощущение , что сейчас разверзнутся хляби небесные .…

  • Хроники короны. Стакан наполовину полон

    Один отель стоит уже несколько месяцев пустым. Хороший дорогой отель в самом центре города. Туризм сейчас запрещен, комнаты простаивают. Отель,…

  • Осип Мандельштам. 130 лет со дня рождения

    Мандельштам. Сегодня 130 лет со дня рождения . Люблю. Наряду с Бродским для меня один из самых близких. *** Бессонница. Гомер. Тугие паруса. Я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 118 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • У человечества есть шанс

    Шли вчетвером. Начинается гроза. Жуткое свинцовое низкое небо. Тяжелые редкие пока ещё капли. И ощущение , что сейчас разверзнутся хляби небесные .…

  • Хроники короны. Стакан наполовину полон

    Один отель стоит уже несколько месяцев пустым. Хороший дорогой отель в самом центре города. Туризм сейчас запрещен, комнаты простаивают. Отель,…

  • Осип Мандельштам. 130 лет со дня рождения

    Мандельштам. Сегодня 130 лет со дня рождения . Люблю. Наряду с Бродским для меня один из самых близких. *** Бессонница. Гомер. Тугие паруса. Я…