?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Шелкопряд. Глава 29

Глава 29

— Вы извините нас. — Марица теребила подол своего сарафана, пальцы нервно собирали и снова расправляли ткань, а голос слегка дрожал. — Мы подумали... ну, в общем, Сафар сказал... Я-то сама приходить не собиралася, но Маликшер настоял... Правильно так. Ой, не умею я красиво говорить. Решили мы заглянуть и познакомиться. Это Рита вот.

Она неловко вытолкнула девочку из-за спины, но та, сверкнув глазками, снова спряталась за материнскую юбку. Пол, с лицом, покрывшимся неведомо откуда взявшейся красноватой сыпью, неловко развел руками и пробормотал по-английски что-то вроде «милости просим». Я вообще растерялась и, в глубине души прекрасно понимая, насколько невежливо мое поведение, рассматривала ребенка.

Не пойму, на кого похожа. Вроде бы вылитая Марица — тот же курносый носик, веснушки, та же круглолицесть. Но вот разрез глаз — точно Пола. И рот вроде тоже его. Или я себе придумываю? Из-под розовой шляпки выбивались тугие темно-русые кудряшки, кожа очень нежного, сливочного оттенка, и вообще вся она была похожа на воздушный торт-безе. Красивый ребенок, ничего не скажешь.Хотя бывают ли некрасивые дети?

— Она стесняется немножко. Мы не собиралися так вот, с бухты-барахты. Но раз уж такое... тут... — Чувствовалось, что Марица очень старалась вести себя уверенно, но давалось ей это с трудом. Куда девалась вся напористость и даже наглость, с которыми она отчитывала меня в ту ночь, когда мы спасали Алекса? Сейчас перед нами была несколько уставшая и растерянная женщина, совершенно не знавшая, как правильно вести себя в столь щекотливой ситуации.

Первой нашлась Зойка.
— Рита, иди сюда. Давай будем знакомиться. Меня Зоя зовут, а тебя мама как называет? Наверное, как взрослую, Маргаритой?
Девочка улыбнулась и неожиданно резво побежала к Зойке. Протянула ей узкую крошечную ладошку и совсем по-взрослому представилась:
— Ритуля. Или Риточка.

— Ну тогда и я тебя буду Риточкой называть, договорились?
— Конечно. А можно мне в бассейн? У нас бассейна нет, а очень хочется.
Она трогательно шепелявила и каждый раз, спотыкаясь о трудную букву, немножко приседала, будто делала книксен. На вид ей действительно было лет пять. Так что все сходилось...
— Рита! — Марица нахмурила брови. — Как не стыдно!

— Да ну, бросьте! — Зойка весело подмигнула. — Пусть поплавает. Риточка, раздевайся и прыгай в бассейн, пока не похолодало — и, повернувшись к Полу, как ни в чем не бывало обратилась к нему на английском: — Ты не мог бы последить за Ритой? Сядь, пожалуйста, у бортика, а лучше иди-ка в воду. Ребенок маленький, мало ли что... Плавки, надеюсь, не забыл?
Пол заторможенно кивнул и заторопился в дом.

— Риточка, это мой муж, Пол, — Зойка кивнула в спину ушедшему мужу. — Он поплавает с тобой, хорошо? Только он у нас смешной — по-русски не говорит совсем. Но ты же его научишь?
— Конечно! — Рита кокетливо поправила шляпку и начала расстегивать туфельки. — Мамин друг, Сафар, тоже так смешно говорит. Я его теперь тоже учу. Второй день уже! И Пола научу!

Марица вспыхнула, закрыла на мгновение лицо руками, а потом вдруг звонко расхохоталась.
— Вот чертовка! Совсем от рук отбилася. Теперь вот забрала ее к себе. Буду воспитывать.
— Мамочка, я всегда хотела жить только с тобой! А ты меня так долго не забирала, — заявила Рита совершенно по-взрослому и засунула палец в нос. Заметив, что все внимательно наблюдают за ней, опасливо обтерла руку о платье и потупила глазки. — Я знаю, что некрасиво так... Платочек нужен. Больше не буду.

Для пятилетней девочки она была очень бойкой и раскованной. Алекс у меня в ее возрасте вообще с чужими не разговаривал. А Рита вела себя настолько естественно, словно знала нас давным-давно... Вот что значит другое воспитание. Марица, несмотря на плохо скрываемое волнение, откровенно любовалась своей хорошенькой дочерью. И больше не делала ей замечаний.

Не прошло и нескольких минут, как в саду снова появился Пол. На нем были длинные темно-синие плавки, над которыми нависал рыхловатый, незагорелый живот. Застенчиво улыбаясь, он протянул руку Рите, уже скинувшей свое платьице и шляпку, и стоящей недалеко от бортика бассейна в ожидании окончательного разрешения матери.

— Иди, Ритуля, — кивнула Марица, — только осторожненько, ладно? И слушайся... Пола.
Девочка с визгом ринулась к воде, потянув за собой неуклюжего, похожего на крупного медвежонка мужчину. Через мгновение, рассыпав вокруг себя фонтан радужных брызг, они уже плескались в бассейне. Рита довольно уверенно держалась на воде и совершенно не нуждалась в неловкой и несколько преувеличенной опеке Пола, но он неотступно следовал за ней. Вместе с ней нырял, вместе с ней выныривал, подбрасывал ее в воздух и снова ловил и, казалось, совершенно потерял связь с реальностью. Все его внимание было сосредоточено на маленькой верткой девочке, с наслаждением кувыркающейся в прозрачной воде.

Мы втроем смотрели на эту идиллию как зачарованные.
— Вот и знание русского не понадобилось, — нарушила молчание я.
Щеки Марицы снова полыхнули маковым цветом, она вцепилась пальцами в спинку стула и даже пошатнулась.
— Катя, зачем вы? Ребенок-то при чем?

А что я? Что я сказала-то? Речь вообще шла о Рите, эта-то тут при чем? Ой, Катя-Катя, откуда в тебе столько желчи? Все же уже выяснили, во всем разобрались. На мужа твоего Эрика никто не покушался. Чист, соколик, как первый снег. А ты все исходишь ненавистью к женщине, которая ничего плохого лично тебе не сделала. Какая-то у тебя все же деформация, мадам Лихтман. Сама себя изнутри сжираешь и от окружающих по кусочку отщипывать не забываешь, чтоб неповадно было...

Ситуацию снова спасла Зойка.
— Марица, а пойдемте вовнутрь? — не дожидаясь ответа, она подошла к неловко переминающейся с ноги на ногу Марице и, подхватив ее под руку, увлекла за собой в дом. Уже в дверях обернулась и поманила меня.
— Катюш, я думаю, они здесь вполне обойдутся без нас. Пошли — по кофейку?
В гостиной Марица осторожно присела на краешек дивана и сложила руки на коленях, сразу став похожей на располневшую монашку. Только шелковый оливковый сарафан портил впечатление.

Зойка подошла было к холодильнику, но потом, видимо, передумала и, взяв стул, подсела к Марице. Та несколько отодвинулась, но продолжала сидеть в неудобной позе с неестественно вытянутой спиной и не выражающим никаких эмоций лицом.

Молчала Марица. Молчала Зойка, молчала и я. Из неплотно закрытого крана капала вода, и в абсолютной тишине каждая падающая капля отдавалась гулким эхом. Да через распахнутую дверь доносился жизнерадостный смех. Низкий, басовитый — Пола, и тоненький, звенящий, переливающийся серебристым колокольчиком — Риты.

Наконец Зойка, выдержав театральную паузу, вкрадчиво заговорила.
— Марица, мы с вами — взрослые женщины, и в сложившейся ситуации, наверное, имеет смысл подумать, как нам всем дальше существовать.
Марица удивленно посмотрела на Зойку. Потом перевела взгляд на меня.
— Так вы же меня неправильно поняли! Я не собираюся претендовать на что-то, боженьки правый. Мы ж не для этого пришли. Зоя, виноватая я перед вами по гроб жизни, но, поверьте...

Зойка ласково положила свою холеную руку поверх наманикюренных Марициных пальчиков.
Так интересно! Две полные и весьма симпатичные женщины, вынужденные решать очень непростую проблему, возникшую по вине не самого худого и не самого привлекательного мужчины. И кто мне скажет теперь, что миром правят стройные газели и накачанные красавцы?! Еще одно крушение стереотипов. Впрочем, для меня весь этот странный отпуск стал полнейшим откровением. Все мы шелкопряды, как сказала Зойка...

— Марица, я ни в чем вас не виню. У меня и в мыслях этого не было. Что случилось, то случилось. К тому же, посмотрите, по-моему, Пол и Рита прекрасно нашли общий язык. Давайте спокойно подумаем, как нам вести себя с девочкой, чтобы не нанести ей травму. И чтобы... все остались довольны. И знаете что? Давайте, может, на «ты» перейдем? Раз уж мы с вами практически родственники.

Марица, совершенно не ожидавшая такого поворота, растроганно затрясла головой и даже неловко вскочила, чтобы обнять Зойку.
Я смотрела на них во все глаза. Кто бы мне полгода назад описал подобную ситуацию — объявила бы рассказчика идиотом и обладателем дурного вкуса.

Ненавижу китч! Такая развязка в стиле сопливых дамских романчиков. Куда уж мне, филологу-слависту, воспитанному на классической литературе, понять такое? Это для пролетариата, для рабочей косточки. Кейт Лихтман, строгий преподаватель и чопорная дама средних лет, до такого чтива не опускается. Где это видано, чтобы законная жена браталась с любовницей и обсуждала с ней будущее внебрачного ребенка? В царской России таких как Рита называли «байстрюк». И судьба их была очень незавидной.

Такие слезливые финалы очень любили одинокие, замотанные жизнью женщины из провинции времен моей юности, любительницы китайских пуховиков и беретов из ангоры с козырьками, покупавшие на свои плохонькие зарплаты дешевые книжки в мягких обложках. Покупали, чтобы, закрывшись в своих малогабаритных квартирках, вечером помечтать о другой жизни. О жизни, где даже им, неустроенным и не самым привлекательным, может выпасть счастливый билет. И, случись где вот такой вот нежданный романчик, ворованное короткое счастье с чужим мужиком, закончившееся беременностью, можно рассчитывать на счастливый финал.
Это для них, не для меня. Кейт Лихтман, надменная худощавая особа, абсолютно уверенная в наличии у нее тонкого литературного вкуса, подобного не читает. Получи теперь, зазнайка! Получи, филолог-сноб!

Ты и мизинца их, настоящих женщин — таких как Марица и Зойка, — не стоишь. Они с честью выйдут из создавшегося положения, вот увидишь. А ты... надейся на то, что муж твой Эрик, так же, как и ты, воспитанный на русской литературе, захочет тебя хотя бы выслушать. А если нет, то твоим уделом так и останутся съемные номера с казенными кроватями, накрахмаленное в гостиничной прачечной белье и чужой фотограф с нежными, но не принадлежащими тебе по праву ласками.

— Катя, ты с нами? — Зойкин веселый голосок вывел меня из оцепенения. Они с Марицей уже сидели с ногами на диване друг напротив друга и болтали, как закадычные подружки. Вот как такое может быть? Как? Никогда мне этого не понять. Зойка уникальная! Удивительная... Таких больше нет.

— Ты понимаешь, я же танцевать-то начала не от хорошей жизни, — Марица доверчиво наклонилась к Зойке и говорила очень быстро, словно боялась сбиться. — Когда в Испанию-то перебралася, потыркалася туда-сюда, уборкой промышляла, в кафе официанткой... И денег даже на съем комнаты толком не хватало. И документов не было нормальных. Их и сейчас-то нету еще. И тут предложили мне танцевать в этом баре.
Она сделала многозначительную паузу, глубоко вздохнула, как перед прыжком в воду, и продолжала.

— Им, понимаешь, нужна была девушка в теле, умеющая танцевать. Такая пышечка. А я тростинкою никогда не была. Хотя до Риточки все же постройней казалася. И танцами в юности занималася. Ну вот... Я к моменту знакомства с Полом... Ты прости, Зоюшка, что вот так вот, начистоту…

— Да все правильно! — Зойка ободряюще кивнула. — Мы же не ханжи с тобой, правда?
— Да уж… Так вот, к моменту знакомства с Полом в баре том танцевала неделю. Сама не знаю, как оно все сложилося. Исполнили мы с девочками первые три танца. А потом я спустилася в зал. И подружке своей, Светланке, говорю, что, мол, надо бы перекусить потом здесь же, пока кухня не закрылася. Денег-то нет — на пожрать нормально. И тута ко мне подходит элегантный такой мужчина и с таким приятным акцентом спрашивает по-русски, откуда я...

Марица боязливо покосилась в мою сторону. Я натянуто улыбнулась. Все, что можно было сказать, мы с Марицей друг другу уже сказали... Я не Зойка, как это ни прискорбно.
— Ну вот, а потом подошел второй мужчина. Я ж им еще заколки предложила, которые у меня на продажу были. Думаю, о, богатые европейцы, хоть чуток подзаработаю. И не рассмотрела того, второго, толком. Такой вроде неказистый с виду. Пухленький, уютненький, как мишка. Ой... Зоюшка, прости!

Зойка заливисто расхохоталась, похлопала Марицу по плечу.
— Пола сложно назвать Ален Делоном, что верно, то верно. Марица, ты мне нравишься!
Марица облегченнно выдохнула.
— Зоя, не могу объяснить толком, как оно все... Понимаешь, одиноко ужасно, пашешь как лошадь, клиенты в баре липнут, считают, что раз танцуешь полуголой, то и под юбку не грех залезть. Платят кошкины слезы, а куда денешься? И возвращаться тоже некуда. Не в Молдову же. Да и не просто так я уехала. Мамочка у меня там больная, я ей каждый месяц денежки пересылаю туда. Помрет она там иначе...

Зойка молча слушала, не перебивала. Только на секунду встала, чтобы разлить по чашечкам сварившийся кофе, и снова уселась на диван с выражением лица совершенно благостным и умиротворенным.
Марица, аккуратно отхлебнув обжигающе горячий напиток, двумя пальчиками поставила чашечку на стол и как ни в чем не бывало продолжала.

— Зоюшка, веришь-нет, мы ж с ним даже пообщаться толком не могли. Я по-английски знаю «спасибо», «пожалуйста» и «сколько стоит». Ну еще, может, с десяток слов. Меня, когда в Испанию перебралася, подружка моя, Светланка, везде за руку водила. А то ж я — как слепой котенок. Это уж потом по-испански натаскалася. А Пол твой по-русски — ни слова.
Зойка жеманно повела плечами, хитро прищурилась.

— Понимаю. Мы-то с ним поначалу тоже без языка обходились. Так что ничто не ново под луной, подруга. Все это уже было.
Марица снова покраснела, затеребила сарафан.
— Ну, у нас-то все... Зоюшка, поверь мне, не видела я его больше и даже фамилии не знаю. И ничего мне от него не надо было, веришь-нет?
— Верю! — Зойка серьезно кивнула. — Не мучайся ты так. Понятно все. Скажи мне лучше, Рита знает?

— Да господь с тобой! — Марица даже отшатнулась, округлила глаза, ставшие похожими на две огромные плошки. — Я как поняла, что беременная, чувств от радости чуть не лишилася. И все равно мне было, кто отец и где он. После войны-то той проклятой... ой, не хочу говорить... Всякое там было, не приведи господи... Думала, никогда уж мне никого не родить. Ну и уж коль получилося, приняла как подарок божий. И не появись здесь Эрик...

— А нам вот господь детей не дал, — пробормотала Зойка куда-то в пустоту и отвернулась. — Хотя Пол всегда так мечтал...
— А Эрик-то? Эрик где был в ту ночь? — не выдержала я.

Марица усмехнулась и произнесла таким тоном, что меня обдало холодом:
— Не волнуйтеся, Катя. Я же вам еще несколько дней назад сказала, что Эрик — достойнейший человек. В гостинице он был.
Меня бросило в краску. Получила еще разок по морде? Так тебе и надо! Учись, Катюха, у Зойки держать удар. Зойка — королева. А ты — так, дворняжка. Щенок беспородный, блохастый. Хоть и изображаешь из себя. Но, с другой стороны, никогда не поздно меняться. Шелкопряд ты мой, шелкопряд...

— Девочки, не ссорьтесь, — примирительно мурлыкнула Зойка, — не стоит оно выеденного яйца, честное слово. Давай мы поможем с Ритой. Деньгами или, там, еще как-то? И... ты не хочешь ей правду сказать об отце?
Прежде чем Марица успела ответить, в комнату вбежала дрожащая, посиневшая, но совершенно счастливая Рита, а за ней ввалился Пол. Огромный, неловкий и светящийся. Бывает так, что смотришь на человека, и понимаешь, что он как светлячок.

— Ну я так и думала, — Зойка удовлетворенно хлопнула в ладоши. — Вот вам и ответы на все вопросы. Так, Риточка, полотенце сейчас дам...
А дальше они общались уже без меня. На странной смеси русского и английского, с жаркой жестикуляцией и взрывами хохота. И я поняла, что за них можно быть спокойной. Все будет отлично.

Чтобы не мешать, я ушла к себе в спальню и не спускалась до тех пор, пока не появились Эрик с детьми. Марица с Ритой давным-давно уехали, а Пол с Зойкой, судя по едва различимым голосам, доносящимся снизу, ворковали у бассейна. Наконец на лестнице раздался топот, и в спальню ворвались мои дети.

Я повела их вниз, усадила ужинать. Возбужденные, они наперебой начали рассказывать о том, где были и что видели. Мы с папой встретили крота! Настоящего крота, мама, черного! И, представляешь, он перебегал через дорогу! И еще мы видели упавшую пальму! Мама, ее ураган сбил. Здесь бывают настоящие ураганы...

Эрик снисходительно слушал детскую болтовню и не смотрел в мою сторону. Лениво листал газету, ковырялся ложечкой в стаканчике с йогуртом и вообще производил нездоровое впечатление.
Когда дети убежали к себе, я закрыла дверь, ведущую в сад, чтобы не мешать Полу и Зойке, и повернулась к мужу.
— Эрик, мне надо с тобой поговорить. Я очень виновата перед тобой...

— Потом, Катя, — пробормотал он, не отрывая глаз от газеты, — я очень устал.
Я прильнула к нему, уткнулась носом в грудь, вдохнула родной запах.
— Ответь мне только на один вопрос. Почему ты сохранил ту фотографию с Марицей? Почему не выкинул сразу?
Он отложил газету, обнял меня за плечи, прижал к себе.

— Ты нашла те снимки в конверте, да?
Я только бессильно кивнула. К горлу подступил комок. И я кусала губы, чтобы не расплакаться.
— Увидев Марицу, я страшно испугался. Как наваждение. Не ожидал я такого. Я же, в отличие от тебя, видел, что в том конверте, еще до приезда сюда. Принес тогда проявленную пленку, глянул и обомлел. Это случайный снимок, я Марицу снимал, как она танцует. А Пол просто в кадр попал. А потом, в спешке, когда мы собирались, забыл убрать фотографию. И не планировал вовсе выдавать Пола. Не мое это дело, Кейт. Хотел ему отдать, и все.

— Ну а зачем снимок-то с Марицей оставил? Я бы вообще ни о чем не узнала, и проблем бы не было. — Я пыталась наладить с ним хоть какой-то контакт, старалась изо всех сил вести себя как мудрая, многоопытная женщина, тертый калач. Всякое в жизни бывает. Ну вляпались вот так вот, по глупости, в передрягу. Разберемся! Родные люди же.

— А потом... когда побежал наверх, просто выхватил ее и отрезал ту часть, где Марица. Спрятал к себе в портмоне, потому что... потому что не знал, куда еще. Хотел потом склеить и отдать Полу. Это его фото и его история. Понимаешь?
— Понимаю. Эрик, ты самый лучший, ты... Эрик, я не знаю, как я могла...
Он только устало кивнул.

— А почему ты мне ничего сразу не объяснил?
— Ты же ничего не хочешь слушать. — Муж горько усмехнулся, откинул спадающую на глаза челку. — Ты же все уже решила. Да и как бы я объяснил? Цое тут. Ей-то каково? Мы с Марицей в ту ночь поговорили, она просила ничего не рассказывать. Ее дочка, и ничего ей не надобно от чужих. Но я не смог. Вот, не выдержал, позвонил Полу, уговорил приехать. Потому что так, наверное, правильно. И для него, и для Цое.

— Эрик, я все это время думала, что...

Сверкнул голубоватым светом экран моего мобильного телефона. Еще одна смска. Третья с момента возвращения детей с Эриком.

Он еще крепче прижал меня к себе, поцеловал в макушку.
— Не время сейчас обсуждать это, Катя. Я же не спрашиваю тебя, куда ты убежала рано поутру и с кем встречалась, так? И кто пишет тебе бесконечные смс, на которые ты не хочешь отвечать...

------------------------------------------
Книгу целиком можно купить на "Амазоне" как в бумажном так и в электронном виде

Posts from This Journal by “Шелкопряд - главы” Tag

  • Шелкопряд. Глава 30

    Друзья, ну вот вы и дочитываете "Шелкопряд". Последняя глава. Я благодарна всем, кто терпеливо ждал субботы, чтобы прочитать новые главы.…

  • Шелкопряд . Глава 28

    Глава 28 — Пол, Пол, откуда ты тут? — сверху, из своей комнаты, с визгом несся Алекс, услышавший голоса. Выскочив в сад, он бросился к Полу, широко…

  • Шелкопряд. Глава 27

    Глава 27 Я высыпала на кровать остальные фотографии из конверта. Да, это действительно пленка из той испанской поездки Эрика. Коллеги-филологи,…

  • Шелкопряд. Глава 26

    Глава 26 В этот момент раздался звонок в дверь. Зойка открыла, и на пороге появились Сафар с Маликшером. — Зоя, простите за беспокойство. —…

  • Шелкопряд. Глава 25

    Глава 25 Наверное, в эротических фильмах все должно выглядеть по-другому. Он открывает дверь гостиничного номера, она тянет его к себе, трется…

  • Шелкопряд. Глава 24

    Глава 24 — Я никому ничего не рассказывала, — с раздражением бросила Марица, — Эрик, я устала, если честно, от всей этой истории. Твоя супруга…

  • Шелкопряд. Глава 23

    Глава 23 До дома мы добежали за десять минут. Когда я потом прокручивала в голове эти события, никак не могла понять, как нам удалось добраться так…

  • Шелкопряд. Глава 22

    Глава 22 Следующие несколько дней прошли тихо и незаметно. Вернувшись домой после встречи с Маликом, я застала мирно спящих детей — удивительно,…

  • Шелкопряд. Глава 21

    Глава 21 Пока Малик плавал, я сидела на камушке и выдвигала версии, что же с ним могло произойти. Но в голову лезла только всякая околокриминальная…

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
chucha79
Jun. 25th, 2016 06:31 pm (UTC)
Какой поворот! Удивительно, как меняется моё отношение к каждому герою в процессе чтения!!!
am1975
Jun. 25th, 2016 06:33 pm (UTC)
Я очень рада! Чем больше неожиданных поворотов, тем лучше. :)
madlena7
Jun. 25th, 2016 09:34 pm (UTC)
уух! неужели скоро развязка? как жаль (
am1975
Jun. 25th, 2016 09:36 pm (UTC)
Ну в общем да. Скоро. Ещё одна глава осталась:))
( 4 comments — Leave a comment )