just_try (am1975) wrote,
just_try
am1975

Categories:

Курилка Ленинки. Людвиг с рынка

Перебирала намедни старые записные книжки и в одной из них наткнулась на записанное широким размашистым почерком имя - "Людвиг Алексеевич,к.ф.н." и телефон. И память немедленно отбросила на почти 20 лет назад. Да, собственно, какой "почти". 20 и есть. Шел 1994 год . Я была студенткой второго курса МГУ. Мне было 19 лет. Все свободное от лекций и работы в газете время я проводила в Ленинской библиотеке. Точнее, не я, а мы. Все мои однокурсники были тут же.

Ленинская библиотека -целый мир. У него свои законы - не шуметь, не хрустеть сушками и не шуршать фантиками, занимать места по возможности в середине длинных рядов, чтобы не сидеть в проходе, заранее проверять, работают ли знаменитые зеленые лампы...

leninka

А эта система заказа книг...Помните? Не знаю, как сейчас, а тогда нужно было выбрать интересующую тебя книгу - то есть найти в одном из бесчисленных деревянных ящичков- каталогов нужную карточку, отдать шифр девушкам -библиотекарям, получить номер и терпеливо ждать своего заказа, пока книга приедет в допотопном лифте из хранилища. Иногда 15 минут, а иногда и пол-дня. Время ожидания книг проводилось в курилке, равно как и перерывы в напряженной работе над конспектами какой-нибудь "Критики чистого разума". Ну, или правильнее будет сказать, что многие читатели коротали время в курилке.

Понимаю, что сейчас курение приравнено к одному из смертных грехов и признаваться в наличии пагубной привычки очень стыдно. Почти тоже самое, что сказать, что предпочитаешь спать в кальсонах и носках. Но из песни слова не выкинешь. В 90-е годы курили очень многие. И мы отлично проводили время в этой самой курилке. Там-то я и познакомилась с Людвигом Алексеевичем. Имя -то какое... Оказывается его мама была безумно увлечена Францией.

Невысокого роста субтильный человек с козлиной "калининской" бородкой в потертом коричневом костюме, угрюмо куривший LM в дальнем углу битком набитой курилки, подошел к нам с подругой сам. Мы в этот момент достаточно громко и эмоционально обсуждали особенности первичности экзистенциальности в понятии Сёрена Кьеркегора и вторичности рационального начала. ( господи, сейчас написала и ужаснулась. Неужели это была я, 19-летняя, с пеной у рта доказывающая, что моя подружка совсем неправильно трактует логику трактата "Страх и трепет"? Это была я?! В таком случае мне стыдно за себя , нынешнюю. :)))

Человек долго слушал из своего угла, а потом подошел, церемонно приложил руку к груди, представился "Людвиг Алексеевич, кандидат философских наук" и попросил разрешения поучаствовать в дискуссии. Мы, кокетливо размахивая длинными пахитосочками "More" из элегантной "заграничной" зеленой пачки, выпучили глаза, но из уважения к возрасту согласились.

Далее Людвиг Алексеевич как-то очень просто,буквально в пяти предложениях, объяснил, что мы обе не правы. Я сейчас за давностью лет уже не помню, в чем же были наши ошибки, но мы обе как-то сразу притихли и с открытыми ртами слушали этого усталого интеллигентного человека.

С тех пор так и повелось - мы чуть ли не ежедневно встречались в курилке Ленинской ( именно там, где Ирина Муравьева в знаменитом фильме "Москва слезам не верит" старалась познакомиться с москвичами) и Людвиг Алексеевич объяснял нам непонятные моменты, помогал формулировать целые абзацы для рефератов, а иногда и литературу советовал. О себе он рассказал только, что преподает философию в одном из московских ВУЗов и постоянно готовится здесь к лекциям.

10

А потом я увидела его на рынке в "Лужниках" - была зима, он стоял в тулупе из овчины и кроличьей шапке, рядом с ним стояла закутанная в китайский пуховик пожилая женщина с лицом преподавательницы музыки и грустными слезящимися глазами. На женщине были валенки и вязаные смешные детские рукавички со снежинками.

"Люсик, -обращалась она к нему глубоким грудным голосом, - А куда же ты дел шарфики? Шарфы длинные? Мы же вроде их брали с собой?". Люсик виновато разводил руками и бормотал что-то себе под нос. Я стояла достаточно далеко и не слышала, что. Наверное он извинялся за то, что забыл дома шарфы.

В какой-то момент он меня заметил. Махнул рукой.

-Анечка? Идите сюда. Идите, не бойтесь. Ну что вы так покраснели? Сейчас время такое. Все торгуют. Вот жена моя, Ольга Андреевна, она тоже преподаватель. Специалист по древним грекам. Ну что вы так засмущались?

- А я и не смущаюсь!, - шмыгнула я носом, -Я сама торгую с мамой и папой уже полгода. Все выходные. Мы на рынке в "Салтыковке" и у нас не трикотаж, а обувь.

- Бедная девочка!, - запричитала специалист по грекам, - Совсем же молоденькая. Учиться ведь надо! Вот ведь Ельцин проклятый, до чего страну довел!

- Оля, прекрати немедленно!, - неожиданно жестко цыкнул Людвиг Алексеевич, - Времена не выбирают! Главное - жить достойно.

И, повернувшись ко мне:

- Анечка, что сейчас проходите?
- Габриэля Тарда, - пискнула я.

-"Законы подражания"?

Я кивнула.

- Ну отлично. Очень, очень достойный философ. Еще рекомендую полистать "Преступления толпы". Тоненькая книжечка. Если до послезавтра успеете, в курилке обсудим все. Я вам даже ксерокс смогу на работе сделать и принести с собой конспект моей лекции...

Подошла полная женщина в шубе из шиншиллы. Спросила, почем вот эти вот шапки. И Людвиг Алексеевич суетливо начал уговаривать ее купить шапочку из овечьей шерсти. Чистый пух, и тепло зимой будет хоть в Сибири...
Tags: Судьбы на пути, маленькие выводы с большой предысторией, мои рабочие тетради
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →