just_try (am1975) wrote,
just_try
am1975

Теннисистка

Была с младшим ребенком на корте. Он только-только взял в руки ракетку, буквально месяц назад начал заниматься, и ему конечно все в новинку. Ну и восторг неимоверный от того, что что-то хоть чуть-чуть получается, что можно не только у стенки, но и через сетку попробовать. Мама конечно -главный враг. И ракетку требует правильно держать, и разогреваться, и за мячиками, закинутыми черт-те куда, самому бегать... Но я -то помню, как меня в свое время гоняли, как я радовалась первым успехам, какой это был кайф - от первых принятых ударов, от первых выигранных матчей. Хотя я была много старше -мне было лет 12, когда я начала играть.

Но рассказать хотелось совсем не об этом. Услышала фразу ребенка про то, что вот эта вот, новая ракетка - самая "то, что надо", в отличие от предыдущей, которая была ему великовата. Подумала, что совсем недавно я где-то слышала эту фразу "один-в-один". Вот именно так, про то, что предыдущая ракетка была великовата и тяжеловата, а это -то, что надо. Самое интересное, что слышала я ее от человека, которому "под 80".

9

Вы про гребчиху помните? А сегодня я вам расскажу про теннисистку.

Она просила называть ее Соней. Именно Соней. Не Софьей Михайловной, а Соней.

-Мне так привычней. Меня всю жизнь Сонечкой звали. Солнечной Соней. Я хохотушкой была такой в юности...

Соня - тоже одна из моих "подопечных". Впервые я попала в ее дом года три назад - ей нужно было освидетельствование после пребывания в больнице. За спиной у Сони был транзиторная атака. К счастью, не инсульт, но хорошего тоже мало. После больницы Соне предложили оформить патронаж и, соответственно, появились мы с коллегами. Тогда она была очень слабенькой физически, но с совершенно светлой головой. За то время, что мы находились у нее, успела рассказать всю свою жизнь.

И то, что отец погиб в первые дни войны и мама строго сказала ей, шестилетней, что плакать нельзя, потому что "надо думать о победе, которая обязательно наступит". И то, что от папы остались только несколько фотографий и деревянная теннисная ракетка - до войны у них была дача под Москвой, и ...

-Вы же знаете МХАТовский посёлок там? Ну вот там все МХАТовские старики в теннис играли. И сам Озеров там бывал и играл бывало, да! Знаете такого спортивного комментатора, Николая Озерова? А он же теннистист великий был! Я-то сама не помню, но мама и подружки ее говорили, что красавец-мужчина был!

Пока мы занимались сортировкой медицинских документов в Сониных папках, она сообщила о своем принципе организации жизненного пространства.

- Я сама-то по-немецки не очень. Это вот муж когда жив был, Михал Семеныч покойный, так он все аккуратненько складывал, бумажка к бумажке, по темам. Педант такой был... Отдельно -счета за свет, отдельно - справки всякие, отдельно -банковские бумажки. А я все подряд просто подкалываю в одно место, а когда папка заканчивается, просто беру новую. И теперь ничего найти не могу...

Потом она рассказала, что как только поправится, первым делом пойдет брать уроки тенниса.

- Всю жизнь, знаете ли, мечтала. Но все как-то не складывалось. Маму после войны сразу посадили по какому-то сфабрикованному делу. Выпустили только в 53-м по амнистии - беззубой, сгорбленной старушкой. Дачу конфисковали. И от всей той беззаботной жизни довоенной - я ее и не помню совсем, только по рассказам маминых друзей, которые меня вырастили - остались только теннисная ракетка папина, да мамина теннисная форма. Юбки тогда длиннее были. Это сейчас девицы "исподним сверкают", а тогда все поскромнее было.

И всю жизнь не до тенниса было. Михал Семеныча вот встретила, поженились, девчонок двоих родили. Одна в Америке давно, а другая, Катя - та в Мюнхене. Предлагала мне переехать к ней сто раз, когда Михал Семеныч умер, только я не хочу - у меня тут друзья, девочки мои - мы в хоре вместе поем, ровесницы мы все, всем за 70 уже. Куда мне на новое место? Поздновато. Да и не хочу обузой быть. Я развлекаться люблю - то хор, то в кино на русский фильм с подружками, а теперь вот теннис хочу...

10

Мы тогда вежливо покивали , работу свою сделали и разошлись.

В следующий раз я была у Сони через год. Она была много бодрее, чем в первый раз, и еще разговорчивей. Сообщила, что начала бегать по утрам - " ну не бегать, а так - ходить потихоньку по парку, но в быстром темпе и каждый день". И что по-прежнему мечтает о теннисе. Только вот не знает, как ей найти тренера и вообще куда идти. Я обещала помочь и через пару дней продиктовала ей адреса двух ближайших спорртивных обществ. Честно говоря, приняла это за причуду пожилой женщины - какой теннис в таком возрасте, да еще и без нормального немецкого? Но мне было совсем несложно найти ей телефоны и адреса. Она обрадовалась, сказала, что ее "патронажные девочки" обязательно позвонят и договорятся обо всем.

А потом я не слышала о ней длительное время. И вот недавно в спортивном магазине меня окликнул дребезжащий старческий голос:

- Анечка! Не узнали меня? Это я, Соня! Смотрите, я новую ракетку выбрала! Самая "то, что надо", в отличии от предыдущей, которая была мне великовата.

Я глазам своим не поверила.

- Соня, вы таки начали играть?

-Ну конечно, а вы как думали?, - Она горделиво приосанилась, - Я прямо вот через неделю и пошла туда.

Первый раз меня подвезла моя сестричка патронажная, договорилась обо всем, перевела мне все, объяснила, а потом я уж сама. И никто даже не удивился, что мне столько лет уже. Сказали, что у них всем есть место. Ну я за клуб-то сама не плачу - дорого мне очень. Это Катя моя все оплачивает - и членство, и ракетки, и форму. Они хорошо с мужем зарабатывают, вот и балуют меня на старости лет. У меня и форма есть! Я конечно не выступаю нигде, но мы с тремя такими же старичками-бодрячками играем два раза в неделю.

И знаете, что самое интересное? Они меня понимают, а я их, несмотря на мой паршивый немецкий. Спорт, знаете ли, объединяет...
Tags: маленькие выводы с большой предысторией, на передовой, рабочее
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments