just_try (am1975) wrote,
just_try
am1975

Categories:

Невозвращенец. Окончание.

начало здесь

На улице он сразу перешел "на ты".

- Ну чего ты так перепугалась-то? Нужна ты им сто лет...Ну сидят мужики, культурно отдыхают. Им здесь ночь стоять. Сейчас по своим кабинам разбредутся и спать.
- Я не испугалась.

- Да я по твоей спине увидел, что ты напряжена как струна. Это же чувствуется. Рассказывай лучше, что ты здесь делаешь ночью одна?

И я, вопреки всякой логике, коротко описала ему ситуацию. Спросить о том, кто он, какое имеет отношение к дальнобойщикам и что здесь делает, мне даже в голову не пришло.

-Понятно. Давай-ка иди, допивай свой кофе, а потом поедем. Я впереди, а ты -потихонечку за мной. А то боязно тебя одну отпускать. Тут ехать-то -всего ничего.

- А вам...тебе куда потом?
-Да неважно. Мне несложно.

Мы действительно доехали "кортежем" до дома.

8

- На тебе телефон, -написал на обрывке сигаретной бумаги номер с берлинским кодом, - Будет что-то надо -звони. Аркадий я. Запомнила?

Я запомнила. И даже зачем-то оставила ему свой номер. В тот момент я вообще ни о чем его не успела расспросить - настолько была погружена в саморефлексию.

Он позвонил сам, месяца через три.

- Это Аркадий. Помнишь, познакомились ночью на трассе? Я буду в Дюсселе два дня. Если хочешь, можем попить кофе где-нибудь.

Так и повелось. Он появлялся из ниоткуда и исчезал в никуда. И в каждый свой приезд выдавал по чуть-чуть "своей истории". То есть мы бесконечно говорили о чем-то, о Германии, о получении профессии, о том, как стать здесь своим, о том, кто что читает. Он познакомился с моим тогдашним другом, а потом и с новым мужем, он привозил пиво из Чехии и селедку из Голландии, он звонил на все праздники и не пропускал ни один день рождения. И постепенно стал если не другом, то очень хорошим приятелем, несмотря на значительную разницу в возрасте.

Я его никогда ни о чем не спрашивала. Все, что он рассказывал о себе, он рассказывал сам - когда ему вздумается. Выдавал дозированно, небольшими порциями, видимо убедившись, что я к нему в душу не полезу и мне можно доверять. Совершенно не ручаюсь за стопроцентную достоверность истории. Возможно где-то есть какие-то перекосы, он очень многое недоговаривал, думается мне, но общее представление о том, как он попал в Германию, и как обустраивался здесь, получить можно.

Аркадий служил в ЗГВ. Офицер, семейный, с женой и сыном, на хорошем счету у командования, с хорошими перспективами... Как он сам говорит, звёзд с неба не хватал, но до подполковника рано или поздно дослужился бы. После подписания договора о выводе советских войск его часть вывели одной из первых. Приехали на Родину. Обещанные дома для офицерского состава на деле оказались многосемейными бараками напротив туберкулезного диспансера, с протекающей крышей и крысами, бегающими прямо по комнатам. Ни о каких военных городках с готовой инфраструктурой и речи не шло. Зарплату платить перестали очень быстро, и по сути армия оказалась брошенной на самотек. Как хочешь -так и крутись.

Я знаю, рассказ практически один-в-один повторяет историю Антона, одержимого морем , но что делать, если в 90-х офицеры оказались никому не нужны...

И -да, жена ушла, забрав ребенка - сначала якобы уехала к маме на Кубань погостить, пока Аркадий "что-нибудь придумает, чтобы жить по-человечески", а через месяц написала оттуда письмо, что встретила человека и "о разводе можешь не беспокоиться". Аркадий еще какое-то время побарахтался, да и ушел из армии. Говорит, не готов служить стране, которая на меня наплевала.

Дальше в рассказе некоторый провал, вплоть до путча 93 года, где бывший офицер был "на неправильной стороне".

- Мне казалось, мы поступаем правильно. Тогда казалось. Сейчас я бы не вписался в такую разборку, а тогда...хрен знает... много офицеров и бывших офицеров было на той, другой стороне. Нас вынудили наплевать на все то, чему мы верили. Э, да ты все равно до конца не поймешь...Тебе сколько было в 93? Небось двадцати еще не было?

Дальше была "Матросская тишина", темная история со снятием обвинений и выезд из России по непонятно каким документам в Польшу через Литву, а оттуда -в Германию. Почему в Германию?

- А знаешь, о чем я жалел? О том, что не остался там сразу же, с ребятами. Знаешь, сколько их там осталось, офицеров и прапорщиков? А никто не знает. Наши говорили, около 1000 человек. Думаю, намного больше. Я тогда не понимал этого - как так можно?! Это же дезертирство! Это же последнее дело! А когда вернулся, когда увидел, что меня просто выкинули на помойку с семьей вместе, что жрать нечего, а я ничего больше не умею делать, кроме как служить, вот тогда мои взгляды изменились... В бандиты не хотел, лизоблюдству и торгашеству не обучен. Ну да, дезертир я. Предатель. С тем и помру. Хочешь - назови меня перебежчиком. Или мигрантом.

6

Пришел в Берлине в первый же вечер в полицию и говорит на ломаном немецком: " Делайте что хотите, но туда я не вернусь. Меня там сгноят. Лучше здесь в тюрьму сяду". Его поселили в общагу с такими же, как он, соискателями убежища. Говорит, было много вьетнамцев вокруг, цыгане румынские, чеченцы, армяне из Нагорного Карабаха. Крутились все как могли. Кто-то торговал сигаретами, кто-то тряпьем, купленным на одном рынке, и перепродаваемым на другом, кто-то просто приворовывал.

Аркадий сразу же пошел работать "по-черному" в какую-то автомастерскую. Потом - на склад. Затем - на конвейер. Так как документов нормальных не было, то и устроиться по-человечески никуда не мог. К моменту нашего знакомства он был в стране что-то около пяти лет - по- прежнему в полуподвешенном состоянии. Какое отношение он имел к дальнобойщикам - я так и не поняла. Да и были ли у него на момент нашей встречи действующие водительские права - тоже вопрос.

К началу 2000-х ему удалось выправить документы и получить некий легальный статус.

И вот тогда Аркадий неожиданно для себя устроился в организацию по помощи трудным подросткам из иммигрантских семей. Сначала волонтером, а через какое-то время, пройдя короткое переобучение и получив квалификацию - на небольшую зарплату. Говорит, появился хоть какой-то смысл в жизни.

-Впервые с армейских времен возникло ощущение, что делаешь что-то полезное. Что оставляешь что-то после себя. Эти пацаны на хрен никому не нужны - ни своим родителям, ни школе. Их запихивают в Hauptschule ( общая школа, самая низшая ступень обучения, после которой сложно получить даже нормальную рабочую специальность. -прим. мои), там они быстро начинают подворовывать, садятся на наркоту и пошло-поехало...

7

-А ты что с ними делал?

-Какое-то подобие военной подготовки. На поле устроили самодельную полосу препятствий, они у меня учились владеть своим телом. Мы в лес ходили, в походы короткие. Родители сначала с подозрением относились ко мне - ну, те, кому вообще было дело до своих детей. Типа, какой-то русский, не пойми кто...но там, сама понимаешь, контингент тот еще. Курды, марокканцы, турки, румыны - дети гетто. Знаешь, я там был счастлив. Только вот жить на эти деньги невозможно вообще никак. Даже мне, которому вообще ни черта не надо кроме крыши над головой. Но Берлин -город дорогой...

Пошел в еще один социальный центр - работать с очень больными детьми. Да так и остался. Пять дней в неделю с "тяжелыми", как он их сам называл, и еще три раза по вечерам - со своими пацанами.

Последний раз я его слышала полгода назад. Он позвонил сообщить, что у него родилась новая идея - собственный центр для мигрантов. Со своими спортзалами, с языковыми курсами, с подготовкой детей к школе. Говорит, нашел команду, написал не без помощи умных людей бизнес-план и будет пытаться получить поддержку от городских властей. Делить мигрантов по национальному признаку не собирается. Говорит, его задача - не дать им пройти его собственный путь.

Вот такой невозвращенец.


Update: Для особо талантливых следопытов, пытающихся вычислить по указываемой мной информации конкретного человека и регулярно сообщающих мне о своих успехах или неудачах (типа, забил в поисковик "Аркадий, ЗГВ, Германия - ничего не нашел"). Я никогда не пишу такой конкретики, по которой вы сможете узнать тот или иной персонаж. Это совершенно исключено. За исключением моего проекта "Перевернуть страницу", где все выступают под своими именами и со своими фотографиями, и где это является обязательным условием, мои герои остаются анонимными. Мое дело - писать, ваше - верить или не верить, или верить в той степени, в какой вам угодно. Десять раз говорила уже, и все - не в коня корм.
Tags: Судьбы на пути, маленькие выводы с большой предысторией, мои рабочие тетради
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →