October 20th, 2016

Я его прогоняла...(с)

- Нет-нет, не надо сейчас меня трогать. Все хорошо...Не бойся, боль сейчас отпустит и будет легче.

Марвин полусидит, сгорбившись на кровати, свесив ноги в трогательных синих носочках вниз. Руками он обхватил живот, на бледном лице -капельки пота. У Марвина - камни в почках. Кто хоть раз сталкивался, тот знает и не перепутает эти ощущения ни с чем в мире. Это адски больно. Марвин еще молодец, держится. Пару часов назад его вернули из операционной -дробили лазером в очередной раз. А сейчас новый приступ.


Эта фотография сделана совсем по другому поводу, но мне кажется, она здесь уместна.

Марвин на вид совсем молодой - в первую минуту, когда мы только вошли в палату, я подумала, что ему нет и 30. Перед кроватью на стуле сидела женщина, которую я в полумраке приняла за его маму. Она нежно гладила Марвина по голове, вытирала полотенцем пот, подносила воды. В какой-то момент мне показалось, что для мамы они слишком уж...не знаю как сказать...было в ее движениях много именно женского, не материнского, а женского (хотя это совсем не антонимы).

Но потом я решила, что мне померещилось. У них разница на вид - лет 20. Худая, даже сухая, с резкими чертами лица и короткой, почти мужской стрижкой, она производила впечатление человека жесткого, закрытого, совершенно Collapse )