May 21st, 2016

Шелкопряд. Глава 18

Глава 18

— Господи, что с ним? — Зойка испуганно приложила обе руки к щекам. — И где Эрик?! И эта... Марица где?

Маликшер, ни слова не говоря, прошел в комнату, помогая бледному, испуганному Сафару. Я куборем скатилась с лестницы, чуть не сломав себе шею. Сколько времени нужно человеку, чтобы спуститься вниз? Секунд десять, наверное? Эти десять секунд я прожила в аду. Перед глазами пронеслась наша свадьба, рождение Шанталь, покупка дома, презентация книги Эрика, появление на свет Алекса... все прошедшие двенадцать лет.

И четкое осознание, что всего этого больше не будет. Муж мой Эрик больше никогда не будет цитировать мне Булгакова. Никогда не будет говорить мне, что я стала неженственной, перестала носить платья и юбки, и вообще леди так себя не ведут. Никогда не будет брюзжать по поводу моего курения. Он больше не сыграет с Алексом в шахматы, и мы уже никогда не поедем вместе на соревнования Шанталь по бальным танцам. Больше ничего этого не будет. Потому что малознакомый таджик Сафар только что убил моего мужа Эрика, Collapse )

Шелкопряд. Глава 19

Глава 19

— Зой, я... мне нужно побыть одной. Придумай что-нибудь, я скоро вернусь.
Она смотрела на меня во все глаза. Осуждала, наверное. Или думала, что я плохая мать. Сначала унеслась в больницу с полузнакомыми людьми, бросив на нее двоих детей, потом, едва вернувшись домой, снова куда-то собралась. А она точно так же, как и я, не спала почти всю ночь.

И выглядела при этом шикарно! Легкий макияж — такие тоненькие стрелочки, никогда не умела так подводить внешнее веко, чтобы глаза при этом казались ярче, нежно-коралловый блеск для губ, сарафан с геометрическим африканским рисунком на бретельках-ниточках. Такая женщина-женщина, всегда умеющая выглядеть на сто процентов. Не то что я.

Вот ведь интересно. Вместо того, чтобы что-то объяснить ей, ближайшей подруге, волей или неволей вовлеченной во всю эту неприятную историю, я рассматриваю ее внешность. Это, наверное, такая защитная реакция психики. Отвлечься на что-то несущественное. Хотя, может, это только для меня внешний вид — ерунда. За то и платим, Катюха. Катькой Соловьевой была, Катькой и помрешь. Деревенские корни, чего уж... даром что в Москве выросла. Происхождение не спрячешь. Мадам Лихтман...

— Кать, да ты что? Collapse )