just_try (am1975) wrote,
just_try
am1975

Categories:

"Чайка". Немецкая "Чайка".

Я очень любила театр. В юности в Москве была завсегдатаем "Ленкома" и "Современника", любила театр "У Никитских ворот", бывала в "Моссовета", очень уважала "Табакерку". Туда было не попасть, но мы как-то умудрялись. И как-то это было само собой разумеющееся. Три-четыре раза в месяц - обязательно в театр. Переехав в Германию, я не сразу поняла, чего лишилась. Сначала было просто не до театра. Потом на него не было денег. То есть вроде бы и недорого, но все равно каждая копейка на счету. И лишний раз развлекаться не пойдешь. Я уж не говорю о том, что банально не было языка.

Читать на немецком я начала года через два-три после приезда. Тогда же потихоньку в мою жизнь вошло кино на языке, мы с мужем с упоением носились по выставкам, потом начали потихоньку осваивать оперу, оперетту. А вот с театром не складывалось. Честно говоря, я просто боялась. Боялась разочарования. Боялась того, что не пойму тонкостей и смысловых оттенков и навсегда отвернусь от театрального искусства на чужом языке. Боялась того, что неудачный опыт надолго отобьет у меня желание ходить в театр.



Вы будете смеяться, но нам с мужем потребовалось больше десяти лет жизни в стране, чтобы решиться пойти на театральную постановку. Да на какую! Сразу в дамки. На "Чайку". Мы справедливо рассудили, что "Чайку" сложно не понять даже нам. Гнусная мыслишка насчет ""Чайку" сложно испортить", каюсь, тоже присутствовала. Но мы все же пошли. В Schauspielhaus Düsseldorf в новое здание с говорящим названием Central, расположенное в двух шагах от центрального вокзала.

Слушайте, я давно не получала такого удовольствия! Очень тонкая, интеллигентная, максимально приближенная к оригиналу постановка. Да, безусловно, в современных декорациях. Точнее, при практически полном отсутствии оных. Такой бежевый минимализм на сцене. В песочных, теплых тонах. Немножко падающих листьев, несколько стульев, сцена-помост, на котором , собственно и показывает Треплев свое произведение. Ну еще может быть нетипичные световые решения - много насыщенно -зеленого. Такой приусадебный цвет, ядовито-говорящий. Вот, собственно, и все.



Очень оригинальное начало спектакля -первые десять-пятнадцать минут все диалоги идут перед закрытым занавесом. Герои, собравшиеся в усадьбе, ожидают начала спектакля, поставленного Константином Треплевым. Ожидают перед закрытым занавесом. Очень неординарно.

Еще более необычна Нина Заречная, которая, представляя "Чайку", отворачивается от зрителей и сбрасывает одежду, обнажая ребристую худенькую спинку и выступающие лопатки. Такой совсем нечеховский образ. Хотя почему нечеховский? Ломкий, юный, трогательный. Просто не такой мы привыкли видеть Нину Заречную. Не такой.



Еще более необычный персонаж на сцене - виолончелист. Да-да, живой виолончелист, играющий живую музыку. Он присутствует на сцене все время. В этом спектакле вообще много символики, нестандартных решений, совершенно неклассических поворотов в сценографии - на первый взгляд слегка угловатых и режущих глаз. Но постепенно ты погружаешься в диалоги и все больше и больше восхищаешься режиссерскими находками.

Меня просто поразила сцена с Треплевым, когда он, уже в самом конце пьесы, уничтожает свои только что написанные произведения. Да как! Он ... топит их в ведре. Эмоционально просто вышибающая картина. На практически темной пустой сцене в самой середине, на кругу, подсвеченном снопом мертвенно-желтого света, стоит молодой человек и с остервенением запихивает в ведро с водой исписанные текстом листки.

Один, второй, третий. Шелестит бумага, летят брызги, рукава белой рубахи по локоть мокры. Вот и последний лист погрузился в воду. Всплеск. Тишина. Удаляющиеся шаги Треплева. И оглушительный выстрел. Такая квинтессенция безысходности.

Эти совсем нечеховские "вольности" только прибавляют остроты мастерски исполненным диалогам - перевод, кстати, максимально точен. Антон Павлович был бы доволен.

Уже уходя, мы услышали разговор нескольких студентов театрального ВУЗа. Их было человек восемь. Они и в антракте активно обсуждали мастерство исполнителей, особенности сценографии, костюмы. А после спектакля один мальчик говорит :

-Нет, всё -таки Чехов очень сложен. Для меня-очень. На сцене же никакого действия. Никакого экшна. Одни диалоги. За ними же следить надо. Когда действия -бегают, прыгают , стреляют - это увлекает. А диалоги воспринимать тяжело.

А другой ему говорит:

- Да, сложно. То-то ты просидел два часа с открытым ртом. Мы с Кирстен рядом сидели, я поглядывал на тебя иногда. Забыл, как мы с тобой на "Аватар" ходили в прошлом году? Я тебя через сорок минут будил, потому что ты храпеть начал и ты мне сказал, что больше ни за что!

Мы только порадовались тихонько за молодое поколение. И отдельно отметили для себя, что и сами перешли на какой-то новый виток жизни в чужом языковом поле, раз спустя почти пятнадцать лет открыли для себя театр.

Мы конечно же не стали немцами. И никогда не станем. И хорошо оно так. Но открыли для себя театр. И это великолепно.

Tags: Германия, мои рабочие тетради, партер, хобби
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments