just_try (am1975) wrote,
just_try
am1975

Categories:
  • Mood:

Листая старую ...BlackBerry

Я не большой любитель техники. По одной простой причине - не умею нормально пользоваться. Девочка, как девочка, только еще и криворукая. Поэтому совершенно не стремлюсь к обладанию новейшими моделями телефонов, компьютеров и прочих - внимание, модное слово! - девайсов.

Тем не менее, у меня какое-то нереальное количество телефонов с разными номерами. Этим я пользуюсь только в Лондоне, этим - дома как дома, этот - рабочий, этот - мобильный, который, как праздник, всегда со мной. Телефоны в основном все затрапезные, так как я до сих пор не могу придумать, какими еще функциями должен обладать сей предмет помимо возможности звонить и отправлять смс. Даже выход в интернет по большому счету мне не нужен. Но мой суровый супруг сказал, что хотя бы один из этих самых телефонов должен быть приличным. А я никогда не спорю, когда мне хотят сделать что-то хорошее. Посему приобрели новый и вот теперь я переношу записную книжку из любимого, основного BlackBerry. Новый телефон будет основным, а BlackBerry заменит один из затрапезных.

Здесь надобно уточнить одну детальку. И раньше, в период использования обычной записной книжки, и сейчас - когда книжку заменила память телефона, я страдала и страдаю некоей формой атрофии памяти. Не могу, хоть убей, запоминать имена. Визуальная память - идеальная. Через 8 лет после первой встречи могу сказать, во что был одет человек и о чем рассказывал.. Но имя при этом могу не вспомнить. Т.е. мне совершенно бесполезно записывать телефон Васи Иванова - в жизни не вспомню, кто это. Вот "Вася - специалист по собакам" - это другое дело. Поэтому о людях, которых я вижу впервые, или с которыми еще не очень близко знакома, записываю всегда дополнительную информацию.



И вот чистила я вчера записную книжку телефона. Делаю это редко, но вообще штука полезная - словно освобождаешься от старой кожи. Как змея. Все лишние контакты, все те, кто по каким-то причинам перестал быть интересен мне, или кому перестала быть интересна я (иначе с какой стати мы не общаемся столько лет?), все эти телефоны бывших будущих несостоявшихся друзей, мужей, коллег, партнеров и работодателей - это лишнее. Новая записная книжка - это как новая жизнь. Старые контакты я не уничтожаю полностью - просто переношу в дальний угол - мало ли что. Не все конечно. Многих уничтожаю безвозвратно. Одним словом, периодически провожу такую "чистку рядов".

И вот листаю я список контактов. Начиная с буквы А.

"Алик. Чинил "Жигули". Вычеркиваем. Это ж я Алика этого переписала из старой бумажной записной книжки в свою первую "Нокиу" лет 12 назад! А " Жигули" те продала аккурат перед отъездом. Вычеркиваем.

"Бернд. Конкурент." С этим мужчиной мы претендовали на одно и то же место работы в крупном рекламном агентстве. И обменялись телефонами. Взяли меня. Тому уж десять лет. За это время мы не позвонили друг другу ни разу. Вычеркиваем.

"Валери. Агентство. Планнинг." А с этой девочкой мы тоже конкурировали в борьбе за другую должность. И взяли ее. И мы общались и общаемся до сих пор. Валери сейчас в Сингапуре, на очень хорошей позиции. Хочу ее как-нибудь навестить. Валери оставим обязательно.

"Фрау Мирц. 10 марок в час" - это я полы мыла когда-то у старушечки чудной. Здесь, в Германии. Надо бы позвонить ей, узнать, жива ли. Она каждый раз, когда я приходила, первым делом усаживала меня пить чай с бретцелями. И расспрашивала о России. У нее брат воевал и погиб где-то на брянщине.
Фрау Мирц сосватала меня еще трем свои "девочкам". Девочки были все 1921 - 25 года рождения. Но бойкие девчонки. Еще и в походы ходили по ближайшим лесам. Собирались группой и гуляли по два-три часа. Платили "девочки" исправно, квартиры у них были чистенькие, аккуратненькие и относились они ко мне не как к прислуге. Туалеты и окна я никогда не мыла. Только полы. И не так мало зарабатывала по тем временам и в том положении. Надо бы позвонить ей обязательно.

"Гия. LSE". Мальчик -грузин, отправленный богатым папой учиться в Лондон. Все свое время он проводил в кабаках, по-английски толком не говорил, экономику ненавидел, сорил деньгами и был невероятно мил. Когда-то давно снимал у нас комнату. Платил всегда за три месяца вперед. Я была уверена, что из этого раздолбая никогда ничего не выйдет. А потом Гия взялся за ум, плюнул на экономику и пошёл вопреки воле папы учиться на график-дизайнера. Даже стипендию какую -то получил. И его телефон записан у меня уже второй раз - с американским кодом. "Гия. Дизайн". У Гии все хорошо и все сложилось. Значит того, с LSE, вычеркиваем.

"Энтони -сова". Долго всматривалась в запись. Какая сова? Потом вспомнила . Энтони - один из сейлзменов в Лондоне. Великолепно ориентировался в рынке недорогой недвижимости. И всегда очень поздно вставал. Просыпался в смысле. Ему нельзя было звонить до 11 утра.

" Херр Шмиц. Адвокат". Этот помогал мне открывать бизнес в Германии. Плохой адвокат. Вычеркиваем.

"М. Доктор. Питер." Тупо пялюсь в знакомый телефон и понимаю, что это самый первый домашний номер моего мужа, тогда еще просто знакомого. Т.е. когда мы познакомились, я записала его как "Доктор. Питер". Даже помню почему. Там же, среди телефонов, есть запись "Костя. Доктор. Киев" и "Слава. Кардиолог. Пельмени". Со Славой мы познакомились в каком-то итальянском ресторане, в которым я была c подругой. И там, разумеется, не было пельменей, которые Слава так хотел заказать...

Листаю дальше. "Профессор К. Потребительское поведение мигрантов." Ну конечно. У этого профессора я начинала писать свою диссертацию.

"Ларисса. Мама." Это любимая девушка моего младшего сына. Ей тоже скоро будет пять лет. Её мы оставим обязательно. Возлюбленных детей нужно знать в лицо и по номеру телефона.



"Роберт. Мальчик с шарфом". Роберта помню хорошо. Была дикая стужа, я ехала из центра Лондона на ночном автобусе в ту хлабуду, которую тогда всей гоп-компанией снимали у черта на рогах. Метро давно было закрыто, денег на такси не было и в помине.

Оставался ночной автобус, который едет, петляя и изголяясь, по закоулкам и исподнему огромного города. Кто хоть раз ездил, тот меня поймет. Ехала минут 40. Наверху почему-то было очень холодно, я была простужена и все время кашляла. На одной из остановок вошел невысокий, коренастый молодой человек в тоненьких очках в черной оправе. Сел через ряд от меня и углубился в книжку на французском. Долго слушал мои натужные рулады, а потом снял с шеи мягкий, уютный шарф крупной вязки и протянул мне. "Возьмите, пожалуйста. А то вы совсем простудитесь". И сам обмотал мне шарф вокруг шеи , а потом еще проводил до дверей нашей хибары. Дом располагался в таком районе, куда по ночам лучше не соваться.

С Робертом связано много хорошего и даже волнительного. Оставлю.

"Джеймс, Теннис." Ага. Это тренер по теннису моего сына. Теннис мы давно бросили, а телефон остался. Скоро отведу к нему младшего. А может не к нему. Вот еще есть " Мартин. Теннис. Женская сборная". И "Патрик. Теннис. Кенсингтон-парк.". Здесь же " Людмила Анатольевна. Рисование" и "Саша. Маляр"

Листаю, листаю. Словно еще раз проживаю свою жизнь. Тасую мятую колоду карт, откладываю козыри, раскладываю по мастям и по возрастающей.



Джокеров -в отдельный файл. Шестёрок - не по номиналу, а по сути - к чёртовой матери. Такие телефоны тоже есть. Кто-то, кто был записан, а потом разочаровал, подвёл, нагадил.

И как апофеоз. "Лиза . Кунсткамера". И тут же "Лиза. Сучка". Я конечно помню , кто такая эта Лиза. Заслужить у меня термин "сучка" - это умудриться надо. Лизу оставим. В каждой колоде должна быть хоть одна пиковая дама.

Tags: Судьбы на пути, мои рабочие тетради, обо мне, публицистика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal