?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Шелкопряд. Глава 23

Глава 23

До дома мы добежали за десять минут. Когда я потом прокручивала в голове эти события, никак не могла понять, как нам удалось добраться так быстро. Туда мы шли около получаса. Но у страха глаза велики... Первое, что я увидела, когда мы с Зойкой со сбившимся дыханием подбежали к нашему дому, был микроавтобус, на котором нас забирали Сафар с Маликом. Не знаю почему, но стало легче. После разговора с Маликшером я прониклась огромным уважением к этому немногословному, суровому мужчине.

И одно его присутствие меня успокаивало. Зойка, кинув взгляд на машину, хмыкнула:
— Вот и наши военные подоспели. Моя милиция меня бережет.
— При чем тут милиция? — обозлилась я. — Эрик правильно сделал, что позвонил Малику. Они здесь в любом случае лучше нас ориентируются. Может, это вообще Сафар.

Но это был не Сафар. Войдя в комнату, мы увидели бледного, растрепанного Эрика, склонившегося над сидящим на табуретке Алексом. Ребенок был сильно перепуган, глазки в слезах, личико красное, вены на шее вздулись. Руками он почему-то опирался на колени. Но чувствовал он себя определенно неплохо. Дыхание постепенно восстанавливалось. Хотя он по-прежнему кашлял, сплевывая мокроту, и при каждом вдохе издавал свистящие сиплые звуки — как спущенная шина на гравии...

А с другой стороны от кресла стояла Марица. В руках у нее был спрей, который мы возим с собой во все поездки.
— Давай-давай, маленький, еще разочек! — Она ласково погладила Алекса по голове и дала еще раз дыхнуть. — Уже все получилося. Не зря мы с тобой так старалися.
Алекс только благодарно кивнул, вдохнул еще раз, захлопал глазами.

Увидев меня, вскочил было с кресла, но Марица неожиданно властным движением усадила его назад.
— Дыши!
Я рванулась к ребенку, хотела его обнять. Меня трясло, руки дрожали. Солнышко мое белоголовое... Слава богу, все в порядке.

Марица в останавливающем жесте мягко выставила вперед полную веснушчатую руку.
— Катя, подождите, пожалуйста, он должен сейчас дышать. Спазм практически прошел, но на всякий случай. Поверьте, я знаю, что делаю.
— Где скорая? — рявкнула я.
— Скоро приедут, — ответила Марица. — Хотя сейчас уже нет необходимости. Все в порядке.
Прежде чем я успела еще что-то спросить, на улице раздался вой сирены.

— Наконец-то! — выдохнул Эрик и, чуть не сбив меня с ног, бросился открывать. Через несколько минут в дом вошли два симпатичных молодых фельдшера. Или доктора. Кто их разберет...
Подсели к Алексу, осмотрели его и, решив, видимо, что его мама —Марица, стали задавать ей вопросы. Она достаточно бойко отвечала на испанском, периодически оборачиваясь к Эрику и уточняя детали. Как давно у ребенка диагностировали астму? Как часто случаются приступы? Помогает ли спрей? Эрик, сосредоточенный и суровый, четко отвечал на вопросы. Марица переводила.

И, наверное, меня это должно было бы раздражать, но я настолько успокоилась, увидев врачей, и была так счастлива, что ребенку на глазах становилось лучше, что как-то не подумала об этом. Только в какой-то момент попыталась вклиниться, пробормотав на плохом испанском, что это же я мама, и если у вас есть какие-то вопросы...

Сухощавый молодой парень в форменной куртке на мгновение повернулся ко мне, улыбчиво кивнул. И снова склонился над ребенком.
— Несмотря на то, что мальчику стало лучше, я думаю, мы заберем его в больницу. Для контроля. Родители могут поехать вместе с нами в машине, а вас, сеньора, — многозначительный кивок в сторону Марицы, — я вынужден попросить остаться.

Прежде чем я успела что-то сказать, она заявила, что поедет сзади на своей машине. Мало ли, вдруг понадобится что-то перевести. Краем глаза я заметила, как разгладилось лицо Эрика. И его благодарный кивок...

— Ну что ж, а я тогда останусь дома с Шанталь, — громко заявила Зойка по-русски. Я только улыбнулась в ответ. Хорошо, что есть Зойка...
Алекса, дышащего ровно и заметно успокоившегося, повели к машине. Вслед за ним вышли и Эрик с Марицей. С момента нашего с Зойкой появления мы не перемолвились с мужем ни словом. Не до этого было.

Последней выходила я. Зойка задержала меня уже в дверях, жестко взяла за кисть и прошипела:
— Не смей, слышишь! Даже не вздумай!
— Ты о чем?
Ну да, Катя — дура. Катя, конечно, не понимает. Вот если бы не Зойка, я бы, конечно, не знала, как себя вести...

— Ты прекрасно знаешь, о чем! Не смей устраивать сейчас разборки! Ты ей благодарна должна быть. Потом будете объясняться.
И выпихнула меня за дверь. Я подошла к машине. Эрик вместе с Алексом уже сидели в салоне скорой помощи. Один из молодых людей сел за руль, второй пристегивал Алекса к специальному креслу. Над креслом висела кислородная маска. И вообще машина была битком набита всевозможной аппаратурой. Это вселяло спокойствие. Алекс в надежных руках, и все будет хорошо. Я точно знаю.

— Садитесь, сеньора! — улыбнулся мне второй парень. Невысокий, рыжеватый, плотный, он чем-то напоминал наших кавказцев. И такой же нос с горбинкой, и речь немного гортанная... Интересно так! Вдруг вспомнила, как в юности ходила с университетскими приятелями в поход на Кавказ. Костры, печеная картошка, горы. И проводником у нас был молодой грузин, невероятно похожий на этого фельдшера. Я тогда чуть не влюбилась. От этих воспоминаний стало тепло и как-то уютно.

Алекс в своем кресле дышал уже совершенно размеренно, рыжеватый медик внимательно наблюдал за ним , готовый в любую минуту прийти на помощь. Эрик, сидевший напротив, был спокоен и тих. Кажется, все обошлось.
И только когда мы поехали, я обратила внимание, что не заметила у выхода ни Марицы, ни микроавтобуса.

— Эрик! А где эта... женщина? — Я дернула его за рукав, заговорила по-французски. Сама не знаю, почему. Французский у нас используется исключительно в напряженных ситуациях. А сейчас именно такой случай. — Она уехала домой?
— Марица уже поехала в больницу, — бесцветным голосом ответил муж, отводя глаза, — ей дольше ехать. Мы же с сиреной. Хотя сейчас, кажется, и повода уже нет. Но мы все равно быстрее доедем.

И так спокойно говорит, не нервничает совсем. Надо же... Интересно, а я бы позвала Марка в присутствии Эрика, если бы мне понадобилась помощь? Ну вот честно, позвала бы? Своего любовника в дом, где находится мой муж? Сомневаюсь. Хотя... кто его знает. Меня вообще дома не было, когда ребенку стало плохо. А Эрик поступил так, как посчитал нужным. Пока ты, между прочим, вынашивала планы измены. Тоже мне, моральный апостол. И все же, все же...

— Почему ты ее позвал? Как ты мог вообще?
Не сдержалась все-таки. Ужас отступил, ребенок в порядке, и мысли сразу переключились на другую волну.
Он посмотрел на меня как-то странно, напряженно.
— Я ее не звал! — В салоне было достаточно шумно, и ему приходилось перекрикивать гул мотора. — Я позвонил Сафару. Он единственный мой знакомый здесь. Я не говорю по-испански, если ты помнишь! Попросил вызвать скорую, описал ситуацию. Позволь тебе напомнить, что тебя не было дома!

— А Марица?
— Она сама приехала, — ответил муж раздраженно. — Спасибо бы сказала!
— Мама, Марица хорошая! — неожиданно пискнул Алекс. — Она мне показала, как правильно дышать. У меня не получалось.
И у меня от стыда кровь прилила к лицу. Совсем с ума сошла, психопатка! У тебя ребенок только что чуть не умер. А тебя интересует чужая баба, которая спуталась с твоим мужем. И ты позволяешь себе говорить об этом при сыне! Правильно говорила моя деревенская бабушка. Ненависть застилает глаза и лишает разума. Идиотка, одно слово.

— Конечно, дорогой, хорошая! Здорово, что она вовремя приехала, и что скорую вызвали. Теперь с тобой все будет отлично. Бояться больше нечего.
Я привстала, поцеловала его в светлую макушку, поймав на себе теплую улыбку «кавказского» фельдшера. Не знаю, что он там понял из нашего разговора. Хорошо бы, ничего...

В этот момент мы подъехали к больнице. Место было незнакомое, но точно не тот медпункт, в котором мы были с Сафаром. Это было многоэтажное здание из желтого камня, освещенное со всех сторон прожекторами. Несмотря на позднее время, к центральному входу то и дело подъезжали такси и частные автомашины, кто-то куда-то спешил, кого-то усаживали, кого-то вели вовнутрь, поддерживая под руки.

У входа в отделение, возле стеклянных дверей, уже стояла Марица. Когда вышедший навстречу нашей процессии доктор поинтересовался, кто пойдет с ребенком, я совершенно неожиданно для себя, повернулась к ней. Она, мгновенно поняв, только кивнула и уже развернулась в сторону входа, но Эрик ее опередил.

— Я сам все переведу. Здесь наверняка говорят по-английски. Если нет, я за вами выйду.
И, обойдя удивленного врача, уверенным шагом направился вглубь отделения.
Алекса прямо на стуле ввезли в приемный покой, заверив нас, что все с ним будет в порядке, и через некоторое время нам его вернут. А мы с Марицей остались ждать на улице. Несмотря на ветер, внутри сидеть не хотелось. К тому же я уже полчаса мечтала о сигарете.

— Курите? — Я повернулась к ней с открытой пачкой.
— Да, спасибо, если можно. — Она застенчиво улыбнулась, аккуратно вытащила двумя пальчиками сигарету. — Мои дома остались. Очень торопилася. Боялася не успеть к Алексу.

Я только сейчас ее рассмотрела. На ней были узкие черные брючки, тесно облегающие широкие бедра, и белая хлопчатобумажная блузка с вышивкой ришелье на груди. Она была очень пропорционально сложена, несмотря на излишнюю пышность. И талия на месте, и грудь, и линия шеи красивая. И цвет лица замечательный. Только чересчур полные, мучнистые руки с провисающей кожей портили впечатление. А так — гимназисточка размера XXL… Белый верх, черный низ. Почти монашка.

Я не знала, как себя вести. Почему-то вдруг испарилась вся ненависть. Марица действительно очень помогла. Эта женщина была рядом с моим ребенком, пока я с упоением описывала Зойке, как именно буду проводить время с Марком, она давала ему спрей, она вызвала скорую и объяснила приехавшим медикам, что произошло. Это ей мы должны быть благодарны за то, что с нашим ребенком все хорошо. Если бы не она...

Ну и что теперь? Руки ей целовать? Или усыновить ее девочку? А что, будем жить одной большой семьей. Швейцарско-русско-молдавской... Дружба народов в действии. Все как Эрику мечталось. Сможет смело называть себя Буниным.

Надо о чем-то ее спросить. А о чем? Как тебе удалось соблазнить мужа моего Эрика, который вообще-то не по этой части? Или это я думаю, что не по этой?
Но зато я теперь понимаю, что он в ней нашел. Есть в ней совершенно острая, животная женственность. Звучит-то как... Но по-другому и выразить не могу. Вот смотришь на нее и понимаешь — от такой можно с ума сойти. Несмотря на полноту, даже рыхлость, на эти необъятные бедра и выпирающий живот. Что-то такое, непередаваемое. И веснушки эти, и носик вздернутый...

Она заговорила первой.
— Вы хотели меня о чем-то спросить, Катя? Я вас слушаю.
Я растерялась. Вот так вот, в лоб? Не умею. Эх ты, мадам Лихтман, да ты, оказывается, трусиха. А криков-то было, а воплей...
— Да не мучайтесь вы так, — она хрипло рассмеялась, выпустила колечко дыма. — Малик мне все рассказал. Вы о ребенке хотели спросить? О дочке моей?

Ах так. Сама, значит, хочешь разговаривать? Ну-ну. Извини тогда. Сама виновата.
— Марица, я видела фотографию у моего мужа в портмоне. Вы там танцуете... в баре каком-то.
— Да, это недалеко от Малаги снимок сделан. Много лет назад. Ну смелее, Катя!

Да что она позволяет себе, эта девица? Это ОНА мне предлагает быть смелее? Это она меня провоцирует на разговор? Странно, а ведь виноватые люди так себя не ведут. Или она просто очень наглая, эта военная медсестра. Оно и понятно. Такое видела. Боль, кровь, смерть. Чего ей бояться меня, воблы сушеной? Небось еще смеется про себя надо мной.

— Марица, вы спали с моим мужем, я знаю. Я не спрашиваю вас, как это произошло. Всякое бывает. — В горле пересохло, и я неожиданно начала заикаться. Она смотрела мне прямо в глаза — открыто, честно, нисколько не смущаясь. От этого мне становилось еще больше не по себе. — Я не хочу знать никаких подробностей. Я только хочу вам сказать, что...

Она неожиданно расхохоталась — заливисто, по-детски, отчего ее крупная грудь заходила ходуном под тоненькой блузкой. Меня аж передернуло.
— Этот ребенок не имеет к Эрику никакого отношения. Хотя мы действительно встретилися с ним в баре в Андалузии. Но это моя и только моя дочка.
— Спасибо и на этом, — прошипела я, — я боялась, вы будете требовать с нас денег. Это было ваше личное решение оставить дочку и...

Лицо ее потемнело, отчего веснушки в искусственном свете проступили еще ярче, сделав кожу похожей на головку сыра в темных дырочках. И все очарование неожиданно пропало. Словно прожектор притушили.

— Господь с вами! Как вам не стыдно! — голос стал тоньше, она практически срывалась на визг. — Я же сказала вам, это не его ребенок. Я не спала с вашим мужем. Впрочем, что я вам доказываю. Вы же все равно не верите ни мне, ни ему. Вы же с Маликом разговаривали и наверняка истолковали все по-своему. Кто я для вас? Фронтовая ППЖ.

— Что такое ППЖ? — тупо переспросила я, полностью потеряв нить разговора. Такое впечатление, что это она меня допрашивает. А я оправдываюсь. Докатились...
— Походно-полевая жена, — и ухмылка такая кривая, отталкивающая. — Знаю я, что в вашей прессе писали о таких, как я. Да еще и из Молдовы. На войну за мужиками ездила, так вы думаете, да? И там — под каждого... А потом еще и на заработки подалася на Запад. В бордель, поди. Собиралася здесь кого-нибудь выловить. И выцепила мужа вашего. Так, Катя?

Я обозлилась.
— А ребенок у вас, надо полагать, от святого духа? И фотографию вашу мой муж просто так у себя хранил? Хобби у него такое — танцовщиц в барах снимать...
— Снимать — это, видимо, вы меня оскорбить хотели? Двусмысленная какая-то фраза. Не утруждайтесь. У меня кожа — как у носорога.

Она говорила теперь очень жестко, даже агрессивно. От былой мягкости и женственности не осталось и следа. Сейчас она была похожа на рыночную торговку. Того и гляди кулаком двинет обидчицу.
— Никакой двусмысленности. Я имела в виду фотографию. Не передергивайте. Зачем вы врете, Марица? Я же не собираюсь выцарапывать вам глаза. Эрик все равно никуда не денется. Хоть и сбежал той ночью, когда мы только приехали. Поверьте мне, у нас очень крепкая семья. Он обожает Шанталь и Алекса, мы женаты двенадцать лет, у нас общие интересы. Что вы можете ему дать? О чем вам с ним говорить?

Она посмотрела мне прямо в глаза. И я не выдержала ее взгляда, опустила голову. А на ноге у нее выпирающая косточка. Как я раньше не заметила. Босоножки открытые. С перепоночками. И сбоку на стопе такая красная, воспаленная шишка. Так отталкивающе... Старческая нога, отвратительная. Неужели Эрику было не противно?

— Катя, вы все равно мне не поверите. Но я не буду вам ничего доказывать и объяснять. Если Эрик посчитает нужным, он вам сам все расскажет. Судя по всему, этого до сих пор не произошло. К вопросу о доверии между любящими супругами... Ваш муж — очень благородный человек. В отличие от вас...

Марица смерила меня презрительным взглядом и вдруг подошла ко мне совсем близко. Практически вплотную, так, что я даже смогла разглядеть расширенные поры на ее освещенном больничными фонарями лице. Такая же, как я, видать. Ни тональным кремом не пользуется, ни пудрой. А-ля натюрель. Пейзанка молдавская...

— А Сафар как же? — почему-то вырвалось у меня. Понятия не имею, с чего вдруг. До него-то мне какое дело? — Ему-то зачем врали?
— Я ему не врала, — резко выдохнула она. — Так получилося, что я не могла ему рассказать о ребенке сразу. У меня нет действующей рабочей визы, я только сейчас занимаюсь легализацией документов. Я вернулася домой на следующий день и все ему объяснила. Он меня понял и простил... надеюся. И дочку свою ему покажу. И жить мы будем вместе. Понятно вам? Кто вам дал право нас осуждать? Разбирайтеся со своей семьей. И запомните, к вашему Эрику ни моя дочь Рита, ни я не имеем никакого отношения. А теперь извините меня...

Она демонстративно поправила волосы и отошла на несколько шагов. Присела на скамейку, достала телефон и начала что-то писать. Принцесса обижены... Тоже мне! Лучше бы разговаривать научилась по-русски. Разбирайтеся... надеюся...

Я была настолько ошарашена ее отповедью, что даже не нашлась, что сказать. Это ж надо такую наглость иметь... Вот так вот врать в глаза и даже не стесняться. И еще меня же виноватой сделать. Классика. Лучшая защита —нападение. И ни на один вопрос не ответила...
В этот момент из дверей приемного покоя вышел Эрик, держа за руку посвежевшего, довольного Алекса. Я рванулась к ним, порывисто обняла сына, уткнулась носом в его золотистые кудряшки. От него пахло шампунем и лекарствами. И еще — Эриком. Я очень хорошо знаю этот запах. Он у меня под кожей.

— Ну что? Как он?
Эрик одной рукой притянул меня к себе, поцеловал в макушку.
— Неужто ты сомневалась, родная? Все нормально. Это была аллергическая реакция. Они так и не установили, на что, но приступ купировали. И спрея дали с собой еще упаковку. Если что, сказали, в любое время...

— Мама, я с доктором по-английски разговаривал! — Алекс смотрел на меня снизу вверх и улыбался во весь рот. — Он отлично говорит! Мама, ты плачешь?
— Я не плачу, солнышко. Мама просто переволновалась. Знаешь, как я тебя... вас люблю?
— Как? — неожиданно хрипло спросил мой муж, и у меня мурашки побежали по телу.
И в этот момент подошла Марица.

Прежде чем она успела что-то спросить, Эрик изменился в лице и прошептал одними губами, обращаясь к ней:
— Ну что, ты ей наконец все рассказала?

------------------------------------------
Книгу целиком можно купить на "Амазоне" как в бумажном так и в электронном виде

Posts from This Journal by “Шелкопряд - главы” Tag

  • Шелкопряд. Глава 30

    Друзья, ну вот вы и дочитываете "Шелкопряд". Последняя глава. Я благодарна всем, кто терпеливо ждал субботы, чтобы прочитать новые главы.…

  • Шелкопряд. Глава 29

    Глава 29 — Вы извините нас. — Марица теребила подол своего сарафана, пальцы нервно собирали и снова расправляли ткань, а голос слегка дрожал. — Мы…

  • Шелкопряд . Глава 28

    Глава 28 — Пол, Пол, откуда ты тут? — сверху, из своей комнаты, с визгом несся Алекс, услышавший голоса. Выскочив в сад, он бросился к Полу, широко…

  • Шелкопряд. Глава 27

    Глава 27 Я высыпала на кровать остальные фотографии из конверта. Да, это действительно пленка из той испанской поездки Эрика. Коллеги-филологи,…

  • Шелкопряд. Глава 26

    Глава 26 В этот момент раздался звонок в дверь. Зойка открыла, и на пороге появились Сафар с Маликшером. — Зоя, простите за беспокойство. —…

  • Шелкопряд. Глава 25

    Глава 25 Наверное, в эротических фильмах все должно выглядеть по-другому. Он открывает дверь гостиничного номера, она тянет его к себе, трется…

  • Шелкопряд. Глава 24

    Глава 24 — Я никому ничего не рассказывала, — с раздражением бросила Марица, — Эрик, я устала, если честно, от всей этой истории. Твоя супруга…

  • Шелкопряд. Глава 22

    Глава 22 Следующие несколько дней прошли тихо и незаметно. Вернувшись домой после встречи с Маликом, я застала мирно спящих детей — удивительно,…

  • Шелкопряд. Глава 21

    Глава 21 Пока Малик плавал, я сидела на камушке и выдвигала версии, что же с ним могло произойти. Но в голову лезла только всякая околокриминальная…

Comments

( 7 comments — Leave a comment )
uhu_uhu
Jun. 4th, 2016 02:24 pm (UTC)
Ну вот, опять на самом интересном месте! Сколько там ещё глав мы мучиться будем?:)
am1975
Jun. 4th, 2016 02:35 pm (UTC)
Еще какое -то количество, Рина! Терпите!:)) Спасибо
uhu_uhu
Jun. 4th, 2016 02:49 pm (UTC)
Да уж, придётся терпеть!:)
Очень интересно, чем дело закончится! Хотя, исходя из психологической характеристики главной героини, можно предположить, что будет хэппи энд, и она останется со своим скучным мужем, но был обещан необычный конец.
Ich bin sehr gespannt! (Не знаю, как адекватно перевести на русский.:)
am1975
Jun. 4th, 2016 03:15 pm (UTC)
Надеюсь, Вас не разочарует конец!:)) Я тоже sehr gespannt,как его воспримут.
am1975
Jun. 5th, 2016 07:54 am (UTC)
Надеюсь, Вас не разочарует конец!:)) Я тоже sehr gespannt,как его воспримут.
gurka_ju
Jun. 11th, 2016 06:37 am (UTC)
Солнышко, а уже суббота:))) я с шести утра проверяю мейл и жж :)))
am1975
Jun. 11th, 2016 08:02 am (UTC)
Юля-я-я!!! 6 утра! Суббота! Ты героиня.

Я еще сплю:) В течение часа все сделаю. :) Спасибо за такой интерес
( 7 comments — Leave a comment )

Profile

am1975
just_try

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Powered by LiveJournal.com