?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Шелкопряд. Глава 17

Мне тут снова задали вопрос -наверное правомерный, хотя мне бы самой в голову не пришло, если честно. Я уже писала об этом где-то ниже, но неохота искать. Спросили, какое право я имею выкладывать книгу вот так, если она продается на Амазоне, и кто правообладатель. Права на книгу полностью принадлежат мне, так как договор с издательством, в котором она должна была выйти в конечном итоге, подписан не был. В России книга не издавалась. Как бы я поступила, если бы сейчас появился издатель? Не знаю, в зависимости от. В любом случае, никаких законов я не нарушаю. Наверное это надо было объяснить с самого начала, перед первой главой, но как-то не подумала даже.

Глава 17

Пока мы с Зойкой меняли постельное белье, пока переодевались и умывались, наступила глубокая ночь. Зойка пошла в душ вниз, я осталась наверху. Приведя себя в порядок в ванной комнате, я начала осторожно снимать сережки. Тоже подарок Эрика. Они мне совершенно не мешали, но это было какое-то инстинктивное желание — содрать с себя все, имеющее хоть какое-то отношение к нему.

Женщина, снимающая сережки — это такой избитый полуэротический образ. Вот она собирается ложиться спать, уже в кружевном пеньюаре, но еще с косметикой. Вот не спеша присаживается около туалетного столика, смывает тушь и помаду, изящной, холеной рукой распускает волосы, откладывает шпильку в сторону. И снимает сережки... это такой знак. Сигнал. В комнате горит приглушенный мягкий свет, на прикроватном столике — букет свежих цветов, бокалы темного стекла на тонких ножках и бутылка красного вина. Шелковое кремовое белье на широкой кровати пока еще в идеальном порядке, но скоро, скоро... Сейчас придет он — свежевыбритый, ухоженный, с капельками воды в темных с проседью волосах и с полотенцем на бедрах. Он уже выходит из ванной комнаты. А она уже сняла сережки. И сейчас произойдет самое главное.

Но это не мой случай. Я практически выдрала их из ушей вместе с мясом. Не снимала года четыре. А тут рванула так, что на мочке выступила капелька крови. Я выдирала из себя Эрика. Бред, конечно. Но у меня совершенно отказал разум. Голова была пуста, мысли рассыпались, как плохо подогнанные друг к другу куски кафельной плитки. Острые края, крупные некрасивые зазоры между рядами. Где они могли познакомиться? Как долго это продолжается? Знал ли что-то Сафар? Да нет, не знал, разумеется.

Это же я с ним переписывалась, не Эрик. Да я и сама толком ничего не знаю об этой барышне. Вроде танцовщица какая-то. Вроде бы старше его лет на шесть-семь. Значит, ей чуть за тридцать. Получи, Катюха! Вот у тебя и появилась молодая соперница.

Но, с другой стороны, не мог Эрик. Не мог, и все. Ему же надо о высоком разговаривать, о балах и приемах, о прекрасных дамах и статных офицерах царской армии, о Достоевском и Бунине. Неужели в Бендерах, или откуда там эта рыхлая нимфа, так хорошо поставлено преподавание русской литературы, что она способна поддержать разговор на подобные темы? Хотя, если я правильно думаю, а думаю я правильно, то не было у них времени разговаривать. Незачем было просто. Набедренный платок с блестками и пышный бюст в обтягивающем лифчике, арабская музыка и браслеты на руках... Мужик он или не мужик, муж мой Эрик? Или мужик, но не со мной? Вот это ближе, наверное.

И все равно не складывалось. Где-то же они должны были познакомиться. На международных конференциях по скандинавской литературе, что ли? Неужели мой муж мог ходить по кабакам, где крутобедрые танцовщицы, призывно позвякивая цепочками и стреляя ярко подведенными глазами, танцуют на потребу полупьяной публики, позволяя засовывать себе в декольте смятые купюры? Да и где находился тот кабак, в Бендерах, что ли? Не в Канаде же! Куда он летал в последнее время?

Голова раскалывалась, нестерпимо болело поцарапанное ухо и по-прежнему тошнило. Я еще раз ополоснула лицо, посмотрела на себя в огромное, от пола до потолка, зеркало в ванной комнате. Напротив меня стояло всклокоченное существо неопределенного возраста — старше сорока, но меньше пятидесяти. Худое, вытянутое тело, острые, выпирающие ключицы, мальчиковая, нескладная фигура без какого-либо намека на талию. Сквозь линялую футболку проглядывала крошечная, почти детская грудь с неправдоподобно крупными, выступающими сосками.

Я не особо стеснялась своей груди. Двух детей выкормила, функцию свою женскую выполнила, и ладно. Но сейчас, посмотрев на себя сторонним взглядом, просто ужаснулась. На кого же я похожа? То ли лошадь, то ли бык, то ли баба, то ль мужик... Где та яркая, русоволосая красавица Катька? Ну, может, не красавица, но вполне интересная молодая женщина со стройной фигурой и роскошными косами? Стройность превратилась в болезненную худобу, элегантность в неряшливость, а косы я давно обрезала. Блеклые, тоненькие волосики неопределенного пшеничного оттенка, хилыми сосульками свисающие вдоль невыразительного, без тени косметики лица. Остатки былой роскоши...

Получи, железная Кейт. Мадам Лихтман, ага. Ты же выше этого, так? Выше всей этой бабской мишуры — наряжаться, прихорашиваться, подбирать косметику и аксессуары — это же не про тебя. Джинсы натянула — благо, фигура позволяет, попа на арбуз не похожа, — и вперед. Нежные платья, летящие сарафаны, блузки, яркие шарфы и крупные украшения — это же все от лукавого, так? Мужчина должен ценить сущность, внутренний мир, а не юбки всякие. Вот он и оценил. Не юбку только. Платок набедренный. И бедра. Настоящие женские бедра...

— Катя, тебе плохо там? Выходи, пожалуйста, а то я волнуюсь. Кать! Замок открой немедленно! — Зойка с силой рванула запертую дверь.
Я щелкнула задвижкой.
— Зоя, как ты думаешь, что между ними общего? Может, это случайность? — Я продолжала злобно тереть мочку уха, отчего на пальцах оставались кровавые следы. Мне было больно, и это доставляло удовольствие. Сумасшедший дом...

— Конечно, случайность. Это его сестра-близнец. Их разлучили в детстве, и ее оставили в Бендерах, а его увезли сначала в Цюрих. А потом в Монреаль. — Зойка нервно хохотнула, достала из подвесного шкафчика аптечку, вытащила оттуда дезинфицирующее средство и вату. — Ее усыновили цыгане, и она скиталась с табором последние тридцать лет. А потом они встретились, и он ее сразу узнал... Да оставь ты это ухо в покое! Ты еще вон бритвой порежь себя, истеричка. Иди сюда ближе, я протру.

От прикосновения ваты тело обожгла острая боль, я ойкнула.
— Осторожней ты, жжет же! — Мне вдруг стало весело. Такое болезненное, истерическое состояние, натужное и неживое. Так хохочет Петрушка на ярмарке, широко разинув неровно намалеванный на грубой ткани ярко-красный рот и выкатив наружу пустые пластмассовые глаза. Кукловод его за ниточки — дерг-дерг, и из-за ширмы раздается утробный хохот.

— Да-да-да, Зой! А потом он ее узнал. По лифчику и родинке в паху. Да здравствуют мексиканские сериалы! Он ее узнал и решил больше никогда не расставаться! И тоже начать танцевать танец живота.
— Катя, успокойся! — Зойка смотрела на меня с испугом. — У тебя истерика. Пойдем отсюда. Я тебя уложу. Надо поспать хоть пару часов. Скоро светать начнет.

— Ты еще скажи, что сон — лучшее лекарство. Первое средство для сохранения неземной красоты. — Я капризно надула губы, продолжая подхохатывать. Ко всему прочему, у меня началась икота. Господи, мерзость какая... — Не буду я спать!
— Пошли, пошли. — Зойка с неожиданной силой схватила меня за руку, потянула на себя. Я больше и не сопротивлялась. Силы вдруг ушли. И стало совершено все равно, что дальше. Я покорно позволила Зойке довести меня до спальни и уложить в постель. Сама она прилегла рядом на одеяло.

— Я только воды еще выпью. Икота проклятая... и полежу минутку. Ладно? Я спать не буду.
— Полежи, полежи. — Она тихонько гладила меня по голове. — Спать не надо, конечно.
Через минуту я вырубилась.

Мне снился Марк. Он шел по какой-то набережной, выложенной разноцветной мозаикой в стиле Гауди, под руку с женщиной. На нем была обтягивающая тонкая футболка и узкие, темные джинсы. В одной руке — бутылка с минеральной водой. «Эвиан». Никогда раньше не видела таких подробных снов... Даже марку воды заметила.

Женщина рядом с ним была черноволосой, яркой, с длинными, туго заплетенными косами. Полная, крупная фигура с неожиданно тонкой талией и широкими, неохватными бедрами была затянута в яркий шифоновый сарафан с крупными лиловыми цветами. Я стояла где-то в тени, так что меня не было видно, и могла совершенно спокойно рассматривать эту парочку. Когда они приблизились, я поняла, что эта женщина — Марица. Только почему-то темноволосая и темноглазая. Она счастливо смеялась, некрасиво обнажая сочные, коралловые десны, и дотрагивалась до Марка. Как до своей собственности дотрагивалась. А он обнимал ее за талию и что-то шептал ей на ушко.

Вдруг их окликнул широкоплечий мужчина в шортах, топорщащихся на крупном заду, и соломенной шляпе. До этого мужчина стоял, облокотившись о перила променада, и смотрел вдаль, на проплывающие мимо роскошные яхты с разноцветными вздувающимися парусами. Я не обратила на него никакого внимания. Когда мужчина обернулся, я узнала Пола. Пола, Зойкиного мужа.

— Ребята, ну я вас уже заждался! Сколько можно любезничать? Сказали, на пятнадцать минут ушли, и уже час гуляете.
— Извини, Пол. Мы задержались, — Марк говорил низким, приятным баритоном. И почему-то по-французски, — нам нужно было дочитать «Военную тайну»...

И тут я проснулась. Проснулась с ощущением, что вспомнила. Вспомнила, где слышала имя этой женщины. Грубая материалистка, отрицающая любые явления, не поддающиеся рациональному объяснению, я во сне нашла отгадку. Кто-то там, наверху, или сбоку, или где он там расположен, посылал мне информацию, которая должна была все объяснить. И я ее услышала. Осталось расшифровать.

Где-то год назад Шанталь, посещающая уроки русского языка, в курсе литературы XX века, проходила повесть Аркадия Гайдара «Военная тайна». И хотя многие иммигрантские мамы были категорически против того, чтобы это весьма спорное произведение было включено в программу курса, учитель настоял на своем. Дети должны знать историю страны, из которой приехали их родители, в полном объеме.

Я прямо перед глазами увидела Шанталь, лежащую на диване в нашей гостиной с книжкой в руках. Ей было трудно читать, очень трудно. Все эти пионеры, комсомольцы, коммунисты... Для ребенка, рожденного на Западе, пустой звук. Приходилось объяснять практически каждое слово.

— Мама, мне ее так жалко! — голос Шанталь прерывался, на глазах выступили слезы.
— Кого? — Я даже опешила. До сих пор моя девочка не была замечена в особой чувствительности по отношению к литературным героям.

— Марицу. Марицу Маргулис. Маму Альки. Ее убили в тюрьме. Ты же помнишь?
— Ну что-то такое смутно помню.
— Она была румынской еврейкой, комсомолкой. Она была красавицей. У нее были длинные черные косы. Ее замучили. Мама, ее убили за то, что она еврейка, или за то, что комсомолка?

— О чем речь? — раздался голос Эрика, только что вернувшегося с работы. Он был в чудесном настроении, что-то такое насвистывал себе под нос.
— О евреях-комсомольцах, — хмыкнула я. — Вот пусть папа тебе и объяснит. Он у нас, правда, больше специалист по XIX веку, но тем не менее. Гайдар — это тоже своего рода классика. А папа наверняка и не читал. — Я подставила ему щеку для поцелуя. — Заодно и познакомится с революционным творчеством. Эрик, не хватай со стола, иди руки помой сначала.

— Так о чем речь? — Муж на ходу стянул с себя пиджак, закатал рукава неизменной водолазки, намереваясь идти в ванную. — Неужто я похож на неведу?
— Невежду, — машинально поправила я. — Невежда правильно. Хотя это слово в русском языке нечасто употребляется.
— О Марице речь, пап, — встряла Шанталь. — О Марице Маргулис. Маме Альки из «Военной тайны».
Эрик неожиданно изменился в лице, вытянулся в струнку.

— Что за идиотское имя! Что они проходят вообще? Кто такой этой Гайдар? Опять этот коммунистический бред? Катя, доколе ребенок будет заниматься всякой чепухой?

И, резко развернувшись, выскочил из комнаты. Мы с Шанталь переглянулись. Я тогда списала это на агрессивное отношение Эрика ко всему, что связано с коммунистической партией. Мы много спорили об этом. Эрик ненавидел все советское. По сути, Россия перестала существовать для него после 1917 года. То есть для него, иностранца, была интересна та, давным-давно исчезнувшая страна с эполетами и аксельбантами, с фрейлинами и поручиками... Каждому свое, в конце концов.

Эрик в тот вечер был непривычно тих, молча поужинал и ушел в кабинет. Я не придала особого значения. Только вечером пообещала ему еще раз подумать над тем, надо ли Шанталь посещать курс русской литературы.

А оно вон как... Имя идиотское. Марица. Румыния, Молдавия, цыгане... один хрен. Популярное, должно быть, имя-то в тех широтах.

Я приподнялась на локте, посмотрела в окно. Там практически рассвело. Первые робкие лучи солнышка пробивались через тонкую занавеску, отчего наша сине-белая спальня казалась светящейся, окутанной нежной, полупрозрачной дымкой. Рядом со мной, подложив руку под щеку, расположившись прямо на одеяле, сладко посапывала Зойка.

— Зоя, проснись! — Я тихонечно потрогала ее за запястье. Она причмокнула губами, что-то пробормотала во сне, улыбнулась. — Зоя! Мне приснился сон! Там даже Пол твой был почему-то. В шляпе соломеннной.
— Кать, секундочку еще! Сейчас! — Она перевернулась на другой бок, натянула на себя мое одеяло.

Заверещал мой телефон. Я посмотрела на экран. Эрик.
— Алло!
— Катя! — голос мужа звучал очень глухо, как из-под земли. — Не вешай трубку! Я попробую все объяснить. Все не так просто.
— Пошел ты! — завизжала я так громко, что Зойка подскочила на кровати, испуганно потирая сонные глаза. — Можешь не возвращаться! Иди к своей... с пальмой.
— С какой пальмой? Катя, послушай, пожалуйста. Мне надо тебе срочно сказать...
— С лампочками! С лампочками пальма! — я снова зашлась в истерике. — Иди! Танцуй! Она тебе еще не так станцует. Ты только платить не забывай, и все получится. Купюры пересчитай...

— Катя! Что ты такое говоришь? Ты можешь меня выслушать?
— Пошел к черту! — Я повесила трубку и с силой отшвырнула телефон.
— Катя, это Эрик был? — Зойка уже окончательно проснулась.
— Да! Тварь такая!
— Кать, погоди, что он сказал-то? Он что-то объяснил? Где он вообще?
— Мне плевать, где он! — Я вскочила с кровати, кинулась к шкафу, начала вышвыривать его вещи. — Сейчас упакую его, и пусть катится к этой шамаханской царице. Не хочу ничего знать.

В этот момент раздался звонок в дверь.

— Да вон он, явился. — Зойка нащупала под кроватью шлепанцы, одернула кофточку. — Пойду открою. Вот и послушаем, на что его фантазии хватит. Сейчас расскажет, что они полночи в «Зарницу» играли.
Она побежала вниз открывать дверь. Я, не торопясь, поплелась за ней.
Еще сверху я увидела, как Зойка отпирает замок. Как отшатывается, пропуская кого-то. Когда она отошла, мне стало нехорошо.
На пороге стоял маленький Маликшер, поддерживающий под локоть Сафара. Левая рука Сафара была в крови.

------------------------------------------
Книгу целиком можно купить на "Амазоне" как в бумажном так и в электронном виде

Posts from This Journal by “Шелкопряд - главы” Tag

  • Шелкопряд. Глава 30

    Друзья, ну вот вы и дочитываете "Шелкопряд". Последняя глава. Я благодарна всем, кто терпеливо ждал субботы, чтобы прочитать новые главы.…

  • Шелкопряд. Глава 29

    Глава 29 — Вы извините нас. — Марица теребила подол своего сарафана, пальцы нервно собирали и снова расправляли ткань, а голос слегка дрожал. — Мы…

  • Шелкопряд . Глава 28

    Глава 28 — Пол, Пол, откуда ты тут? — сверху, из своей комнаты, с визгом несся Алекс, услышавший голоса. Выскочив в сад, он бросился к Полу, широко…

  • Шелкопряд. Глава 27

    Глава 27 Я высыпала на кровать остальные фотографии из конверта. Да, это действительно пленка из той испанской поездки Эрика. Коллеги-филологи,…

  • Шелкопряд. Глава 26

    Глава 26 В этот момент раздался звонок в дверь. Зойка открыла, и на пороге появились Сафар с Маликшером. — Зоя, простите за беспокойство. —…

  • Шелкопряд. Глава 25

    Глава 25 Наверное, в эротических фильмах все должно выглядеть по-другому. Он открывает дверь гостиничного номера, она тянет его к себе, трется…

  • Шелкопряд. Глава 24

    Глава 24 — Я никому ничего не рассказывала, — с раздражением бросила Марица, — Эрик, я устала, если честно, от всей этой истории. Твоя супруга…

  • Шелкопряд. Глава 23

    Глава 23 До дома мы добежали за десять минут. Когда я потом прокручивала в голове эти события, никак не могла понять, как нам удалось добраться так…

  • Шелкопряд. Глава 22

    Глава 22 Следующие несколько дней прошли тихо и незаметно. Вернувшись домой после встречи с Маликом, я застала мирно спящих детей — удивительно,…

Comments

( 24 comments — Leave a comment )
chaleur38
May. 14th, 2016 04:58 pm (UTC)
Странный вопрос. Книга ваша. Отношения с издательствами - тоже ваши... Почему он кого-то волнует, вместо того чтобы радоваться, что автор свои тексты публикует ...
am1975
May. 14th, 2016 05:03 pm (UTC)
Не знаю. Второй раз спросили. Может у кого-то были конфликты на этой почве? Видимо это все из серии бесплатно скачиваемых фильмов и т.д. Я тоже против пиратства, но в данном случае это немного не о том. :)
logvinova1291
May. 14th, 2016 05:09 pm (UTC)
Аааааа, еще неделю ждать продолжения(((
am1975
May. 14th, 2016 05:13 pm (UTC)
Увы:(( Но мне очень приятно, что Вам интересно!:)
uhu_uhu
May. 14th, 2016 05:28 pm (UTC)
Интрига, однако! Как же теперь следующей субботы дождаться!:)
am1975
May. 14th, 2016 05:32 pm (UTC)
Рина, уверяю Вас, это только начало всех интриг.:))

Спасибо!
gremlinmage
May. 14th, 2016 05:58 pm (UTC)
Блин, как оно все закрутилось-то.
am1975
May. 14th, 2016 06:01 pm (UTC)
Да, закрутилось не по-детски!:)
И это только начало...
djam_ka
May. 14th, 2016 06:25 pm (UTC)
Слушайте, как лихо закручено! Просто отлично!
am1975
May. 14th, 2016 06:28 pm (UTC)
Спасибо, Маша! Да, там такая завязка резкая.:)
el_dorada
May. 14th, 2016 07:00 pm (UTC)
Наверное, одна из причин, почему мне нравится читать вот так, по главам - это ожидание и предвкушение новой части в субботу. Если есть целая книжка, то очень сложно остановить себя и не начать следующую главу, когда прошлая заканчивается на таком интересном моменте. Я бы проглотила всю книгу за ночь, а так, по главам, удовольствие растягивается!
Я с утра сегодня проверяла, не появилась ли новая часть ☺
am1975
May. 14th, 2016 07:20 pm (UTC)
Огромное Вам спасибо за такие теплые слова. Для меня это самая лучшая награда. Дальше будет еще интереснее, обещаю!:/))
crescent_dr
May. 14th, 2016 07:40 pm (UTC)
Ну вот..., на самом интересном месте.... Как теперь неделю до следующей главы жить??
am1975
May. 14th, 2016 07:46 pm (UTC)
Зато представляете, как будет приятно прочитать две следующие главы через неделю!:))

Спасибо, я рада, что нравится!
gurka_ju
May. 14th, 2016 10:11 pm (UTC)
Ань, это настолько захватывает! Я не ожидала!
am1975
May. 14th, 2016 10:55 pm (UTC)
Да? Я очень рада. Но ты то могла у меня и бумажную книжку взять:))
gurka_ju
May. 15th, 2016 07:29 am (UTC)
Я даже купить ее пыталась:) но у моего телефона и амазона что-то не срослось, а потом все так закрутилось (см. Мой последний пост:))))
am1975
May. 15th, 2016 08:06 am (UTC)
Ну и б-г с ним.:) Ты же читаешь и тебе нравится - это главное:)
pol_hvosta
May. 15th, 2016 06:14 am (UTC)
Уже и не знаю, чего ждать дальше!
Много вопросов и пока все без ответов:)
Аня, спасибо!
am1975
May. 15th, 2016 08:05 am (UTC)
Все ответы будут, Алла, но ближе к концу!:)) Который будет совершенно неожиданным - обещаю

Спасибо!
gorbunkova_s_s
May. 16th, 2016 12:57 am (UTC)
Поняла, что не хочу дальше ждать. Взяла и купила :) Уложу спать детей и почитаю, так что заранее спасибо за хороший вечер :)
am1975
May. 16th, 2016 07:40 am (UTC)
На здоровье! :) Я очень рада ,что захватывает. Приятного вечера. Расскажете потом о впечатлениях?;))
crescent_dr
May. 21st, 2016 05:28 am (UTC)
Суббота!! суббота!! завтра суббота!! жду новую главу. Можно даже вечером.
am1975
May. 21st, 2016 07:02 am (UTC)
Мне очень приятно, спасибо!

Скоро. Если успею -даже в первой половине дня.
( 24 comments — Leave a comment )

Profile

am1975
just_try

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com